Реклама

среда, 17 апреля 2013 г.

Глава 2-9. И стрелка.

Коля ураганом ворвался в мою спальню и закричал:

- Утвердили! Утвердили бюджет! Начинаем работать!

Я сел на край кровати и, позевывая, почесал затылок.

- Что утвердили?
- Не тупи, - выдохнул Николай, прыжком в ботинках залетев на кровать. - Утвердили бюджет по твоему проекту. Выделили аж восемьдесят лямов! Даже больше чем просили. Но и список персон для атаки расширили. Батяня сказал, чтобы мы себя не стесняли. Если потом надо будет больше, добавят.

Я удивленно поднял брови, кинув взгляд на ноги Коли. Он только махнул рукой, мол, фиг с ним, Марта уберет-постирает потом.

- Значит, начинаем, - сказал я больше для себя, чем для собеседника.
- Ага! Но это не все, - Коля хитро прищурился. - Понимаешь, о чем я?
- Без малейшего понятия, - устало ответил я, вдруг ощутив с утренней новостью, как я устал за последние четыре недели. Сначала побег из Самары, затем каторжный труд на отца Николая. И последние дни я пытался собрать остатки своей империи и заставить их работать в прежнем режиме - получалось плохо. У меня постоянно складывалось ощущение, что я пытаюсь руками собрать воду. Стоило мне набрать полные ладони, как тут же все просачивалось сквозь пальцы.
- Ну, ты даешь! - Коля хохотнул. - Совсем забыл что ли про свои проблемы с биллингом?
- Каким биллингом? - Я сразу и не сообразил о чем он. - Ах, Сергей и Владислав. Их я не забываю никогда. Так что с ними?
- Батяня стрелку с ними забил в конце недели. Сейчас один из них в Европе что-то делает, вернется в пятницу, тогда и поедем. Зацени, батя сам решил с ними поговорить! Я и не припомню, чтобы он ради меня так суетился. Ты случайно не внебрачный ребенок? - Коля заржал как конь. Вот уж кого никогда не оставляло чувство легкости бытия. Я же гадал, зачем отцу Николая вмешиваться настолько глубоко в мои проблемы.

В течение всей недели я работал как раб на галерах. Нужно было запустить несколько цепочек, которые бы привели к нужному результату. Самым полезным оказалось договориться с одним популярным хакером о публикации якобы украденной переписки. На первый взгляд вполне бытовая переписка под нужным углом могла означать практически что угодно: от измены Родине до экономических преступлений.

Возьмем простую просьбу подогнать нужный товар по хорошей цене. Кто из нас не пользовался такими знакомствами? Если у вас есть знакомый продавец в магазине или оптовик, то можно воспользоваться их скидками и получить нужную вещь с хорошей скидкой. Но поскольку решение не принимается мгновенно, а каждое новое письмо не содержит всей полноты информации, то можно найти грешки в работе такого продавца, а просьбу подогнать со стороны пациента объявить соучастием в преступлении.

Или берется вполне обычный факт из жизни пациента: поездка на отдых, обладание каким-то автомобилем, недвижимостью. Дальше пишем статью, про то как нехорошо владеть борцу с коррупцией участком на 1200 кв.м., как бы упуская из виду, что это всего лишь 12 соток в садовом обществе и вовсе ни о чем не говорит. Отсутствие блика на окнах автомобиля можно объявить их оклейкой непрозрачной пленкой, что вроде как запрещено. Наличие хороших часов приравнять к преступлению. Отдых в эмиратах с подругой пусть и холостого человека - развратом, хотя понятно любому, что на отдых с девушкой ездят вовсе не нюхать цветочки.

Все зависит от угла зрения. Большинство не задумывается, что бывает и другая точка для просмотра. Обыватели-хомячки с удовольствием принимают чужое мнение, освобождая свой мозг от необходимости думать. На этом и строится большая часть манипуляций общественным сознанием.

И куда меньшая часть манипуляций строится по принципу осла из арабской сказки про Ходжу Насреддина: если все вокруг говорят, что осел - это лошадь, то и в самом деле это лошадь. Только вместо толпы на рынке выступает телевидение, радио, газеты, новостные сайты. Раз все они говорят, что жить хорошо - то жить хорошо. Если говорят, что плохо - значит, плохо. И не имеют значения твои личные ощущения. Опыт единицы ничего не значит для статистики. Так говорят СМИ, а значит так оно и есть. Воистину так!

Я не силен в метриках информационного фона, но накануне встречи с моими бывшими коллегами Николай скинул мне письмо из исследовательского центра. Буквально за неделю наша работа сделала больше, чем пытались сделать все СМИ, подконтрольные центру. Общественное мнение, как флюгер, сделало разворот и теперь колебалось в сомнениях. Все чаще появлялись комментарии, в том числе и вполне авторитетных товарищей, что рыльце-то в пушку у оппозиции, стоит ли в таком случае доверять им и менять шило на мыло. Но запас доверия у атакованных персон был еще велик, работы по его разрушению грозили затянуться надолго. Кроме того, наш противник перешел от оправданий к контрнаступлению. Еще больше грязи, еще больше вскрытых язв, должных уменьшить эффект от собственных найденных грешков. Меня начало тошнить от всей этой борьбы.

В пятницу вечером Коля отвез меня к отцу, который сел в автомобиль возле Думы. Мы оба сидели на заднем сидении, и Николай Николаевич рассказывал, как довольны его коллеги по комитету достигнутыми нами результатами. Молчал он, правда, о том, что львиная доля перечисленных денег осела на его оффшоре и только примерно треть пошла нам для работы. А я молчал, что от полученной трети только половина пошла на оплату работы комментаторов и блоггеров, а оставшуюся половину мы с Колей поделили. Я рассеял деньги между счетами в электронной валюте, а что сделал со своей долей Николай, я и спрашивать не стал. За неделю я поднял на политике больше денег, чем порой зарабатывал за год на работе с сайтами. Но что-то это не приносило радости.

Коля припарковал автомобиль у большого бизнес-центра. Говорили, что он еще не целиком запущен, но сверху отличный вид на Москву. Сергей и Владислав решили провести встречу на своей территории, полагая, что сила на их стороне. А может, просто хотели пустить пыль в глаза своим гостям. Только я знал, откуда у них деньги на офис в престижном месте.

Лифт, зашитый темным деревом, с хромированными поручнями плавно нес нас вверх несколько минут. Когда двери открылись, стало ясно, что будущий биллинг занял весь этаж. Дорогое удовольствие. Но если хочешь привлечь крупных клиентов, приходится тратиться. Нас встретила девушка на рецепции - в форменной одежде - и провела в кабинет директора.

На месте директора сидел Сергей. Владислав мерял шагами пространство от окон в пол до стола и обратно. Он заметно нервничал. Сергей был суров и угрюм. Я догадывался, что дела у моих бывших коллег идут неважно. Провал в тридцать миллионов мог поставить на колени и организацию покрупнее.

Сергей так и не встал, только кивнул головой на стулья. Николай Николаевич посмотрел на него удивленно, но ничего не сказал и сел с одной стороны, а мне указал на место напротив. Коля с нами не пошел, остался у машины. Я догадывался, что, во-первых, отец не хотел его вмешивать в то, что произойдет, а, во-вторых, он выполнял роль мальчика на стреме, который, если что, вызовет кавалерию.

- И что вы хотите нам предложить? - Сергей оперся на локти, Владислав повернулся к нам и замер на полпути. - По-моему, говорить нам особо не о чем.
- Ну, как же не о чем? - Взял слово Николай Николаевич. - Сейчас у вас нет ни денег, ни возможности их чем-то скомпенсировать.
- Это так, - подтвердил Сергей, отмахнувшись от коллеги, который хотел возразить.
- Зато у вас много времени уходит на ненужные поиски человека, который сейчас сидит перед вами и сам пришел к вам.
- Ха! Пришел бы он без вас?! - Подал голос Владислав.
- Возможно и не пришел бы, но что это меняет? Он здесь, но денег у него нет.
- Я так и знал! - Взорвался Владислав.
- Тогда зачем эта встреча? - Исподлобья посмотрел Сергей.
- Деньги у вашей бывшей сотрудницы, как ее там?
- Вероника, - буркнул я.
- Вот. Вероника.
- Ладно заливать! - Чуть ли не закричал Владислав. - Все указывает на него, - его палец разве что в глаз мне не воткнулся. - При чем тут Вероника? Она просто взяла заявление по собственному еще до кражи денег. Ее и близко не было в это время.

Вот оно как, озадачился я. Значит, Вера-Николай уже вышла из компании к моменту кражи тридцати миллионов. Готовила отход. И согревала сковородку для моей задницы. Та еще актриса: измена, что будем делать дальше...

- Она - хороший хакер, - едва слышно пробормотал я.
- Что? - Переспросил Сергей.
- Она - хороший хакер, прекрасно знает работу с вирусами и умеет ломать сайты, почту и компьютеры. Она установила на ваших компьютерах специальные программы, которые считывают все нажатия клавиш и все действия, а в момент соединения с Интернетом, отправляющие эту информацию на удаленный сервер. Так стали доступны доступы к интернет-банку и появилась возможность совершить удаленно платежи с расчетного счета.

Повисла пауза. Даже отец Николая посмотрел на меня с интересом.

- Откуда тебе это известно? - В тоне Сергея появилось желание разобраться.
- Я спал с ней, - я опять перешел на шепот.
- Что ты?
- Мы встречались. Довольно долго. Она несколько раз просила меня отправить вам письма. Потом я узнал, что они содержат данные программы. Мы поссорились, в итоге она ушла, а что было дальше, вам известно: пропали деньги, все указывало на меня. Я лишился своих доступов почти ко всем партнерским программам, почтовым системам и кошелькам, - ложка лжи в кружке правды не помешает.
- И почему ты не позвонил?
- Кто бы мне поверил?
- Это точно.
- Да и вы последнее время морозились от меня.

Сергей ничего не ответил на это. Владислав отвернулся к окну и прошипел: "Ссссука".

- Это можно легко проверить, отдайте спецам свои компы на проверку. Уверен, там и сейчас что-то сидит. Обычные антивирусы это не видят, - мой голос обрел уверенность на этих словах. Сергей и Владислав переглянулись, Владислав стал набирать номер на мобильном.

- Не сейчас, - остановил его Николай Николаевич. - У меня к вам деловое предложение.
- Гхм, - прокряхтел Сергей.
- Как я понимаю, теперь все встало на свои места, и можно поговорить о данных ранее обещаниях? Насколько я знаю, Евгению была обещана доля в вашем предприятии в пять процентов. Однако, он так и не получил ее.
- И что? Все могут передумать! - Взвизгнул Владислав.
- Помолчи, Влад, - притормозил его Сергей. - Я слушаю вас.
- Сколько вы потеряли? Тридцать миллионов, кажется? Я готов вложить такую же сумму от себя в качестве инвестора.
- И что вы хотите за это?
- Тридцать процентов. Двадцать пять мне лично и пять - Евгению. Он будет моим голосом в вашем совете директоров. Я слабо разбираюсь во всех этих электронных штуках, а ему доверяю.
- Тридцать! - Фыркнул Владислав. - В этот биллинг уже вложено больше сотни лямов, не считая нашего рабочего времени. Тридцать процентов за тридцать лимонов - это слишком много.
- Как хотите, - отец Коли встал и поднял меня. - Пойдем, Женя.
- Влад, сядь и помолчи, - Сергей перешел на два тона выше, чем говорил до этого. - Николай Николаевич, присядьте. Мне известно, кто вы такой, и каковы ваши возможности. У нас, конечно, не лучшее положение, но мы не умираем, просто отброшены во времени по запуску. Так что просто деньги нам неинтересны. Но вы можете порекомендовать нас тем, кто вам знаком. Уверен, что это стоит куда больше, чем просто сумма, переведенная на счет.

Отец Николая приподнял бровь и улыбнулся.

- Вот это уже деловой разговор. Не понимаю, зачем вам такой истеричный партнер, когда вы достаточно рассудительны.
- Мы друг друга уравновешиваем. Он тусуется среди нужных людей, а я думаю. Так что?
- Я готов помочь вам зайти в несколько компаний, которым интересны подобные услуги. Я же верно понимаю, вы предлагаете платформу для платежей банковскими картами?
- И не только.
- Отлично. Я сведу вас с нужными людьми.
- И тридцать миллионов?
- Конечно. А вы забираете заявление и отзываете своих бандитов? Мать моего подопечного сильно волнуется за него.
- Разумеется.
- Сейчас, - голос отца Николая был похож на сталь.
- Влад?

Владислав начал обиженно набирать номер на своем смартфоне. Мы молча ждали, пока гудок сменится привычным "да?". Владислав включил громкую связь и сказал.

- Мы хотели бы прекратить охоту за Стрелецким.
- Причины?
- Он сам пришел к нам и мы договорились.
- Это не повлияет на оплату.
- Конечно.
- Тогда, до свидания, - пошли гудки.
- Все, - выдохнул Владислав. - Заявление заберу завтра. Сейчас уже не смогу, там никого нет.
- Вы проследите? - обратился Николай Николаевич к Сергею.
- Да.
- Назовем должность Евгения директором по коммуникациям.
- Как угодно.
- Мне нравится, как звучит. Женя, ты не против? - Я кивнул, теперь понимая причину интереса отца Николая к данной истории. Только зачем снова меня впутывать. Не уверен, что Владислав будет счастлив видеть меня в офисе. Да и я не горел желанием здесь ошиваться, пусть и на официальных началах. - Тогда по рукам.

Сергей и Николай Николаевич на этот раз крепко пожали руки. Всего за пятнадцать минут мы прошли путь от ненависти до сотрудничества. Мне стоило кое-чему поучиться у председателя комитета по информационной политике Государственной Думы.

Когда мы вышли на улицу, от столба отделилась фигура - Коля подошел к нам и спросил у отца, кивнув на меня.

- Ну как?
- Все в порядке. И проблему решил, и еще хорошую должность твоему товарищу нашел, - тут отец Николая обратился ко мне. - Главное, ты не забывай, что сейчас самое важное - отработать по нашему делу. А то мне голову снимут в партии. Я слишком многое на это поставил.
- Все будет в порядке, - ответил я.
- Рассчитываю, - Николай Николаевич отправился к машине. - Коля, отвези меня в Думу.
- Па! Чего ты там забыл? Все ваши уже дома, жен отдыхают, ночь, считай, на дворе.
- Им можно, мне нельзя. До утра надо подготовить предложения для Тедди.

Коля поманил меня, но я не пошел. Николай подошел и взял меня за плечо.

- Ты чего? Пересрал?
- Вроде того. Хочу пройтись своими ногами. Теперь можно.
- Ладно. Тогда вот тебе ключ, - Коля протянул мне длинный в зазубринах штырь, длиной в ладонь. Это от моей городской квартиры. Район не самый, зато моя. Ты не смотри на меня так. Я же не дурак, понимаю, что надо вкладывать. Батя не знает, и ты не проговорись. Адрес сброшу смской, - Коля вручил мне простенький телефон. - Мой запасной. Ну, давай, подыши полной грудью. Только отзвонись, как доедешь до хаты. А мне надо батю везти.
- Оке, - я постарался улыбнуться, но вышло кисловато. Коля махнул мне рукой и пошел к машине. Я крикнул ему вдогонку. - А кто такой Тедди?
- Ну как кто, - заулыбался Коля. - Никогда не слышал, что так зовут плюшевого медвежонка? Он такой один!

Когда Николай с отцом отъехали, я еще несколько минут стоял у входа в бизнес-центр. Москва смущает своими расстояниями. Вроде все близко, но когда начинаешь мерять расстояния ногами, то оказывается, что здания, стоящие вроде рядом на карте, отделены друг от друга сотнями метров. И вроде простенькая прогулка превращается в настоящее путешествие. Вокруг же бизнес-центра ничего не было кроме дороги, которая через полкилометра вливалась в трассу, заполненную вечерней пробкой из автомобилей. Огоньки фар мерцали маленькими точками, и я уже почти начал жалеть, что не согласился поехать с Николаем. Но делать нечего, надо разминать ноги.

Я дошел до трассы, потом выцепил глазами в темноте справа остановку автобусов и направился к ней. Когда до нее оставалось сотня шагов, я заметил там какое-то движение и замедлил шаг. Несколько темных фигур кружили вокруг остановки. Скоро я смог разобрать голоса - хриплые, с присвистом.

- Какого хрена ты возишься? Дай ей по башке, чтобы не металась. А то холодно уже.
- Да она кусается.
- Я же говорю - вдарь ей по кумполу. Или по ушам. И пока звенит, вставляй.
- А если укусит?
- Еще раз по ушам!
- Сам попробуй!
- Отойди, тебя хрен дождешься.

Я подошел уже так, что единственный фонарь в тридцати метрах высветил несколько плохо одетых подростков. Малолетние бомжи атаковали столь же плохо одетую фигуру но поменьше в углу остановки. Не знаю, что двигало мной в этот момент, но я подошел к остановке вплотную и спросил.

- В чем дело, парни?
- А тебе что, - окрысился один из них, по голосу тот самый, что советовал вдарить. Из-за его плеча мелькнуло лицо ребенка лет десяти.
- На маленького насели?
- А тебе не все равно? Это наше дело! Иди по своим делам! - Парню было не больше пятнадцати, но выглядел он едва ли не старше меня. Он подбоченился, но рука постоянно была возле носа, а запах ацетона можно было почувствовать даже в десяти метрах от него.
- Нехорошо маленьких обижать.
- Я же сказал, это наше дело! Вали отсюда!
- Я думаю, это вам надо валить, - я сжал в кармане брюк первое что попало под руку - колин ключ. - Давайте, парни, по-хорошему.
- А что ты нам сделаешь? - Нюхач улыбнулся, подростков было четверо, если не считать малыша. Но только нюхач и второй выглядели взросло, двое других были навскидку лет двенадцати, одного так качало от ацетона, что он почти лежал на опоре остановки. Нюхач дал сигнал, и второй стал заходить мне за спину.

Я не стал ждать, пока получу по голове камнем или арматурой. Я шагнул вперед и ткнул со всей силы ключом, зажав его между пальцев, в глаз нюхачу. Ощущение было, словно я проткнул яйцо. Из раны хлынула кровь, нюхач дико заорал и бросился бежать. За ним сиганули двое мелких, а более крупный соперник, когда я к нему повернулся, смотрел на меня недоуменно. Он не видел, что произошло, но то, что он остался один, его совсем не ободрило. Я сделал шаг к нему, он отступил и затем побежал.

Я подошел к ребенку. Одежда изношенная и грязная, лицо чумазое, но глаза живые и острые словно нож. Руки пытались кутать разорванный ворот куртки на синтепоне. Ребенок не знал, чего от меня ждать.

- В милицию я не пойду, - заявил тонкий голос.
- О, да ты девочка! - Удивился я.
- А ты мальчик. Давай отсосу и разбежимся. Бесплатно.
- Как тебя зовут?
- Какая разница? В милицию я не пойду.
- Они уже давно полиция.
- Мне все равно. Не пойду.
- И что мне с тобой делать тогда? Я уйду, но они вернутся или другие.
- Мне все равно. Отстань.
- А мне нет. Пойдем, - я протянул руку и сразу отдернул ее, едва не получив укус. - Ты чего?
- Я же сказала, не пойду в милицию.
- Какая милиция? Пойдем, поешь хотя бы нормально.

Девочка затихла и задумалась.

- Не обманешь? - Ее глаза на миг потеряли остроту.
- Есть смысл?
- Действительно, - выдохнула девочка. - И это. Я не сосу. Но они хотели, - ее нос хлюпнул.
- Так как тебя зовут?
- Катя.
- Пойдем, Катя.

9 комментариев:

  1. В этот раз вообще круто) И время немного от предыдущей главы прошло и событий много и по кол-ву знаков круто)) Продолжай в том же духе, жду следущую главу с нетерпением)

    ОтветитьУдалить
  2. - О, да ты девочка! - Удивился я.
    - А ты мальчик. Давай отсосу и разбежимся. Бесплатно.

    Убило!

    ОтветитьУдалить
  3. Норм глава одна из лучших=)

    ОтветитьУдалить
  4. сюжет закручивается настолько, что мне уже сложно предположить что же будет дальше !

    ОтветитьУдалить
  5. И вправду сильный поворот. И романтизм, сдается мне, еще впереди ;) .

    ОтветитьУдалить
  6. а зачем в глаз я так и не понял?

    ОтветитьУдалить
  7. Анонимный17 июня 2013 г., 0:53

    Castonlain, потому что:
    1. Глаз - нежный и достаточно мягкий орган
    2. Ориентация в пространстве с 1 глазом гораздо сложнее
    3. При разрыве глазного нерва теряется память за несколько мгновений до удара - то есть жертва просто забывает, как выглядел нападавший
    4. Удобно дотянуться, болезненно и мгновенный испуг остальных участников.

    =)

    ОтветитьУдалить