Реклама

понедельник, 13 мая 2013 г.

Обсуждаем и предлагаем, что будет в третьей части

Сразу скажу, что пока я не закончу Травлю, мой эпос об использовании социальных сетей для уничтожения личности человека, я к третьей части не приступлю. О другом условии я писал раньше. Но это не мешает обсудить общий замысел.

Первую часть я ни с кем не обсуждал. Там половина из моей жизни, половина - из жизни моих знакомых. Выбранный стиль - мемуары. Цель - запомнить определенный период в жизни тысяч вебмастеров. Я и ожидать не мог, что канва, скрепляющая истории между собой, станет много сильнее самих баек. Но уж как случилось.

Вторая часть до своего написания обсуждалась с членами клуба. Я заведомо знал, что никаких мемуаров не будет. Что это будет что-то динамичное. В итоге вышел детективный триллер. Было интересно попробовать себя в другом жанре.

Согласно той же традиции третья часть будет в другом жанре - жанре притчи. Будет много рассуждений обо всем, то самое, что называют мотивационным чтивом - не зря так много кусков из первой и второй части гуляет по сети в виде цитат, третья в этом смысле будет осмыслением героями своего существования и своей деятельности.

Следующее, что еще можно назвать кардинальным изменением - часть событий будет от третьего лица (взгляд со стороны). Или, возможно, будет несколько "я" - героев, от лица которых идет повествование. Появится несколько молодых героев 16-20 лет, которые только начинают свою жизнь в качестве вебмастера и запускают свои стартапы. Понадобится часть информации подавать, рассматривая жизнь Вероники и Анны в ее новом обличьи. Так что часть повести будет от лица других героев или от третьего лица.

Что я жду от вас? Каких-то идей, подсказок, пожеланий, сюжетных ходов, напоминаний о событиях в мировом интернете, которые должны всплыть в заключительной части. Понятно, что сюжет и форма в любом случае останутся только моими, но ваши замечания могут существенно их скорректировать.

Попробуйте себя в качестве соавтора, это интересно!

пятница, 3 мая 2013 г.

Вступление к третьей части "Исповедь задрота - 3: Наставник"

Я смотрел на Николая Николаевича, отец Коли смотрел на меня. Я одной ногой уже находился  в самолете, который должен был унести меня туда, где тепло и море. Так что я заранее знал свой отрицательный ответ на любое предложение. Но не выслушать человека, которому был многим обязан, я не мог.

- Уверен, что должен ехать? - Спросил он.
- Уверен. Ради себя, ради детей, - ответил я.
- Да, я в курсе, что ты обзавелся семьей. Но обеспечить твою безопасность я могу и здесь.
- Я не из соображений безопасности.
- Чтобы забыть... Я понимаю. Раз решил, то надо уезжать.
- Вот и уезжаю, - поддержал я этот глупый диалог.
- Но все равно я хочу кое-что тебе предложить, - Николай Николаевич подался вперед.
- При всем уважении, я откажусь.
- Ты не дослушал!
- Я откажусь от чего угодно. Вряд ли есть хоть что-то в этом мире что может меня заинтересовать.
- Ты не дослушал!
- Хорошо, говорите. Но ничего не обещаю, - предложил я.
- Мне нужно-то всего пять минут твоего внимания. А потом делай что хочешь, - махнул рукой отец Николая.
- Говорите. Я слушаю.
- Мне поступило от одного человека, входящего в десятку крупнейших бизнесменов России. Имени называть пока не буду, но ты и сам догадаешься, кто это, если следишь за новостями. Вдохновленный моим чутьем по биллингу, пусть он в итоге и не устоял на вершине - ты сам знаешь почему, он предложил мне создать фонд. Он планирует вложить в него серьезную сумму своих личных средств, чтобы инвестировать молодых дарований вроде тебя. Фонд дает деньги, мы берем на себя участие в 30-70% и когда проект поднимается, то продаем свою долю с десятикратной прибылью. Отличный бизнес! И главное, за нами будет стоять настоящая финансовая скала!
- Хорошее предложение, но я все же откажусь, - сказал я, до конца даже не понимая, какого именно личного участия от меня ждут.
- Ты опять не дослушал! - Назидательно сказал Николай Николаевич. - Мне от тебя нужна только консультативная помощь. Живи, где хочешь, делай, что хочешь! Главное, вовремя реагируй на почту и звонки. Я обеспечиваю деньги для инвестиций, Коля мотается в поисках интересных проектов или, как теперь говорят, стартапов. А ты отсматриваешь найденное любым удобным тебе способом и даешь совет: вкладывать или нет.
- Неужели нет никого лучше на эту роль? - Взмолился я.
- Может и есть, но тебе я доверяю. А им - нет! - Стукнул кулаком по столу отец Николая. - Это не просто деньги! Это очень большие деньги! Облажаемся, придется отвечать головой.
- Любой здесь может ошибиться.
- Согласен, любой, но, - покачал пальцем Николай Николаевич. - Не слишком часто. Я могу только на пальцах гадать, Коля - тоже. Нанимать кого - себе дороже в итоге может выйти. Лучше я предложу тебе долевое участие, зато мы будем куда реже ошибаться!
- Откуда вам знать, я же не Бог, - буркнул я.
- Ты как раз Бог. Бог Интернета, - польстил мне отец Николая. - Твои советы всегда превращаются в золото!
- Не придумывайте! - Засмущался я.
- А зачем мне придумывать? У тебя есть чутье. Надо его использовать. Кроме того, теперь тебе не надо думать "дорого" или "сойдет". Ты просто можешь брать любые проекты. Если, конечно, сочтешь их достойными для инвестиций.
- Конечно, - буркнул я.
- Это ни к чему тебя не обязывает, - развел руками Николай Николаевич. - Откажешься - выбирать будет Коля. А он, я уверен, такого навыбирает, что через год фонд закроется к чертовой бабушке!

Я вскинул глаза к потолку и обратился к Ане: "Что думаешь на это предложение?"

* * *

- Я не могу сосредоточиться! - Девушка пыталась понять, что означают символы на экране, но ничего не получалось.
- Старайся! - Приказала Вероника. - От этого зависит, для чего ты впоследствии сгодишься. Что это?
- Адресная строка.
- А в ней?
- Текст запроса к базе данных.
- Что он делает?
- Проверяет, есть ли в скрипте дырка.
- Она там есть?
- Неочевидная, но есть. Ошибка исполнения засвечивает имена полей из таблицы, и можно подобраться к базе данных через использование в инжекте одного из них.
- Как именно?
- ... Я не понимаю.
- Старайся!
- Я не понимаю!
- Старайся!
- Блядь, ты меня заебала! Иди на хуй, ебаная сука!

Вероника отвешивает звонкую пощечину.

* * *

Двое парней смотрят на экран.
- Да ладно! - Восхищенно присвистывает один из них.
- Я сам не верил, но вот поди ж ты! Просто переложил популярную игру для мобильного и получил две сотни скачиваний!
- Круто!.. Только толку-то.
- Нет, подожди! Ты посмотри на это письмо, - один из парней открывает почтовик на своем ноутбуке.
- Ишь ты... Яфшоке, пацан! Реально хотят купить?!
- Вроде не шутят. Я читал про них, серьезный фонд. Вливают по пятьдесят кусков в каждый стоящий стартап!
- Ты крут! - Но в голосе второго нотки зависти.

---------------------

Продолжение нескоро...

понедельник, 29 апреля 2013 г.

Ваши отзывы и вопросы по второй части Исповеди

Отвечу на ваши вопросы в комментариях в теле этого поста. Если вопросов нет, то можно просто оставить свой отзыв для других посетителей.

Ответы на вопросы.

когда третья часть?

Не раньше, чем получу предложение о бумажной публикации первой и второй части. Это внутреннее решение, сформированное где-то к середине второй части. Не могу сказать, что это что-то существенно изменит, но мать просила дать ей почитать что же такое я написал.

Что случилось с ФСБшниками, Владиленом? Насколько помню, он получил пулю. Как Женя отблагодарил их за помощь?

Это не так уж важно в контексте повести. Если вам угодно, то оба получают громадных пиздюлей каждый от своего начальства, но то же начальство делает все, чтобы скрыть результаты разборки, подгоняя расстрел бандитов на турбазе под операцию самарского ФСБ. Ранение в бедро, при котором можно ходить - ранение в мягкие ткани, иначе бы Владилен истек кровью еще на турбазе. Это лечится. Что касается благодарности, то Женя теперь долларовый миллионер, придумайте сами его благодарность. Но очевидно, что Владилен не примет ее деньгами.

 Как сын Евгения отнесся к самому герою повести?

Как может отнестить мальчик пяти лет к гибели матери на его глазах и появлению незадолго до этого отца, которого он знал как дядю Женю. Мне кажется, что мальчик винит отца в гибели матери, но с годами психика создаст комплекс, который скроет эту боль глубоко внутри.

Сейчас ему сколько? 25?

Евгению 23 года. События первой части охватывают период в шесть-семь лет и заканчиваются, когда ему минуло 22. События второй части проходят чуть менее, чем за год.

И вообще, самое главное. Исповедь. Ис-по-ве-дь. Где Женя исповедуется? Где раскаяние, признание? 
Конца нет. Его нужно написать. Обязательно! :)

В повести используется распространенный прием рассказа от первого лица. На протяжении всего повествования Женя сам или устами других героев формалирузирует свое отношение к жизни, к отношениям, к желаниям, к карьере, к заработку и прочим моментам жизни каждого из нас. Он не боится рассматривать те вещи, которые мы считаем слишком интимными или запретными. Он таким образом выворачивает свою душу, в которой полно и черных, и белых пятен. Это и есть его исповедь. От небольшого количества слов в конце повести ничего кардинально не поменяется.

Поскольку Вероника сбежала, логично предположить, что будет продолжение. 
1. Ждать ли его в ближайшие месяцы? Или можно удалять закладку? 

Нет. Повесть вычеркнула из моей жизни несколько месяцев. Хотелось бы столько же отдохнуть и заняться другими вещами.

2. Хорошо, если бы Автор написал по главам, где вымысел, а где основано на реальных событиях (как в ч. 1) Тем более, что, если мне не изменяет память, он собирался это сделать. Можно - здесь? А не только в блоге?

Все фоновые события (ТТТ, борьба биллингов за Аэрофлот, политзаказ и т.д.) и антураж (например, штаб-квартира стартапа в Таиланде) имеют под собой реальные прототипы, несколькие из них настолько реальные, что я, пожалуй, избегу возможности рассказывать о них. Сюжет практически полностью написан с нуля и склеивает все события в одну историю.

3. Почему такой неровный темп написания этой части? Судя по датам: первые главы шли с трудом, а потом "перо" прям летало!!!

Сначала у меня был стимул (были проданы права на экранизацию и прошло 200тыс.скачиваний первой части), потом навалилось проблем по бизнесу. К середине сюжет полностью раскрылся, а времени стало больше, вот и пошло в день по главе. Труднее всего корректно ввести в повесть всех героев, но при этом сохранить интригу до самого конца. Поэтому начало всегда идет тяжело.

4. Как прототип Евгения заценил часть 1 и 2? На процентик ещё не претендует? :D Хотя думаю, что чем дальше повествование, тем меньше между ними сходства, так?

Он не в курсе, что он прототип. И мы лет пять уже не общались. Мне часто прочитавшие говорят, что в Жене много взято от меня. Это логично, но не до конца правда. Женя и я сходимся только в некоторых взглядах на жизнь. В остальном, это собирательный образ, который со временем (еще в первой части) начал жить своей жизнью.

5. Имеется некая недосказанность в проф. сфере деятельности Героя.... Вроде, как и логично...когда мир рушится, то... Но, уже примерно зная характер Героя, такое впечатление, что глава 21 выпала из повести.

Описание бытовых мелочей не дало бы возможности задать многозначный конец с открытым финалом. Если подытожить, то у героя нетто остался сервис по отзывам, небольшая кучка сайтов, реферальные заработки, пять процентов в биллинге и полтора миллиона долларов за домен от банка. С такими результатами вполне можно начать что угодно и где угодно. Хотя главное теперь для него - безопасность его детей.

очень жалко Аню, еще бы немного и заплакал

Гибель Ани - осознанная и важная веха в развитии личности героя. Только через смерть мы понимаем несовершенство собственной жизни. Смерть - это единственное, что нельзя исправить. Гибель близких заставляет Женю произвести переоценку и сделать шаг вперед. Кто-то занимается для этого медитацией, а ему нужно, чтобы кто-то погиб по его вине.

Как-то чувствуется цикличность сюжета два раза сел за баранку два раза попал в в аварию... Оба раза смерть.

Так задумано. Цикличность - неотъемлемая часть сериалов. Я бы даже поставил на развязку через аварию в третьей части, если она случится.

Родители из повести пропали окончательно.

Родители - атрибут детства. Если кому-то в 23 года нужны родители, то мне за него очень печально.

как и Жена, Жени т.к. бракоразводного процесса вроде как не было.

Крайне невнимательно читали первую часть. Они так и не поженились.

Злодейка уж слишком сильна и мистическая, и совершенно непонятно если Вероника(Николай) не питает ни каких чувств Жене(герою) то вся история теряет суть. Да и Вероника слишком помешана что немного не вписывает её в общий ряд слегка расхлябанного повествования. Уж слишком гладкий и тонкий.

Не очень понимаю, что в ней сильного. Вероника - просто человек, который умеет думать, просчитывать и обладает некоторыми навыками работы в Интернете. Меня пугает, когда такого человека считают мистическим. Это попахивает средневековьем. Вероника мстит за сестру, но на самом деле она мстит за свои удачные попытки вернуть сестру к жизни, свое потраченное ранее время и деньги, которые после Жени превратились в ничто, так как сестра двинулась. Фактически главный герой обнулил все усилия Вероники по спасению сестры от наркотиков. Плюс связь близнецов между собой. Это вполне достаточная и понятная причина.

А теперь вопрос то чисто психологически есть ли смысл в третьей части оставлять главного героя?

Если вдруг случится третья часть, то главного героя ждет роль гуру, а саму повесть - философский лад. Основные события в таком случае придутся на других героев.

А как вообще Аня открыла дверь Веронике вообще? Вроде Аня не глупа...

Есть сотни способов обмануть даже очень умных и предусмотрительных людей. Или просто получить дополнительный ключ под предлогом его потери и войти вообще без стука. Или дождаться, пока кто-то откроет дверь. Или воспользоваться универсальным ключом уборщицы. Узнать номер комнаты тоже несложно, достаточно пообщаться с администратором. Но поскольку фамилия Анны была неизвестна Веронике, то скорее всего, выследили именно Евгения, остальное - дело техники.

Дмитрий, вы обмолвились о том, что проданы права на экранизацию. Как она будет называться? Будет ли полная схожесть сюжета с книгой? Долго ли ждать экранизацию?

У меня маловато информации о будущем фильме. Сценарий, тот что я видел, довольно сильно отклонился от оригинала. Я свое мнение и критику высказал, но оно не решающее, хотя режиссер вроде как меня поддерживает. Вроде как уже прошли кастинги. Если все будет по плану, то фильм выйдет в 2014 году. Но мне пока сценарная основа не нравится.

Зачем Веронике (той, что Николай) нужно было ехать в Таиланд и возвращаться нелегально?

Чтобы вывезти сестру, которая до этого уехала по ее паспорту для лечения. Затем Вероника пробралась в Таиланд нелегально, вылетела обратно в Москву по своему паспорту (забрав его у сестры), где совершила свои действия с доменом, взломом почты Коли и ддосом биллинга, а затем вернулась в Таиланд (по своему паспорту), чтобы проведать и вывезти сестру (и паспорт уехал с сестрой). До поездки в Таиланд я и сам не знал, что у Вероники есть сестра. Даже когда в повести возникла информация о том, что Вероника улетела зимой на неделю раньше разборки с Женей, я просто хотел добавить тумана и загадочности в ее образ. Однако, по ходу повествования гайки ненависти стали закручиваться так сильно, что измена становилась очень смешным предлогом для мести, надо было искать причину посильнее. Месть за родственника, разрушение собственной жизни в связи с этим - это куда более сильная мотивация. Отчаянней всего мстят за детей, потом в рейтинге родители и сразу следом - близнецы, с приписываемой им глубинной связью между собой. Я планировал ввести роль ребенка Вероники и как-то сыграть на этом, но потом все же остановился на том, что есть сестра Вера. Сейчас уже появились отзывы что "я знал к середине книге, что у нее будет сестра-близнец" - молодцы, вы знали это раньше меня. Вот то, что Аня погибнет, я знал уже после первых пяти глав. И судя по эмоциям читателей это был удар в самое сердце, в самый тонкий нерв. Отлично. Я попал туда, куда хотел попасть. Хеппи-эндов не бывает.

воскресенье, 28 апреля 2013 г.

Интермедия ко второй части

ТТТ-2012 - солянка из изучения работы по хайпам примерно пятилетней давности, личного предложения поработать над программой для сетевой пирамиды и суеты вокруг МММ-2012.

Чтение чужой почты - нашумевшие случаи в политсреде годовалой давности.

Кража крупной суммы денег с расчетного счета компании - случай с одним из моих клиентов, правда фсбшники ему успели вернуть деньги, заморозив счета, куда поступили переводы. Т.е. все решилось еще на уровне банков.

Обнал через дропов - классическая схема обналички у кардеров, например. Практически все схемы по хакингу взяты из личных бесед с теми, кто этим или занимался, или знает тех, кто этим занимается. Вероятно, есть и другие схемы, но уж с кем общался, с тем общался.

Работа с комментариями в блогах и публикацией заказных постов - нашумевшая история, когда выяснилось, что немало таких комментариев и постов делалось с помощью господдержки через росмолодежь и тому подобные организации. Как и почему это всплыло в публичных источниках - тоже загадка. Схема переброса денег со статьи на статью тоже вполне обычная и даже обыденная, главное, уметь корректно подготовить обосновывающие бумаги. Я не раз сталкивался с тем, что нужную госорганизации (или организации с жестким бюджетированием) работу или закупку товара проводили по другой статье, поскольку на конкретно этот вид трат ничего в бюджете не было. Условно: купили компьютеры, а провели по бумагам как офисные принадлежности. Иногда, но далеко не обязательно это используется и в личных интересах начальников: поехали в Италию на отдых, а провели по бумагам, как выездной семинар или участие в конференции. Но по мелочи в рабочих целях это делается чаще, потому что все заранее в бюджете предусмотреть нельзя.

Клички для президента и премьера - да, так и есть. Я общался с людьми, которые крутятся в этой среде. Поначалу я даже не понял жаргона. Почему так принято, я не знаю, наверно по той же причине, когда комбата в армии называют батей.

Биллинг - нашумевшая в свое время история с биллингом господина Врублевского, некоторым известного как Red Eye. История эта в реальности настолько мутная, что в повести от нее только общая канва, оказавшаяся на поверхности в прессе: соперничество двух биллингов привело к ддос-атаке одного на другой. Доказано это не было, но Врублевский получил официальное обвинение и посидел в СИЗО. Дали ему срок или нет, я не в курсе, СМИ после возбуждения уголовного дела примолкли.

БИК-ФИР - Анаграмма названия конференции РИФ-КИБ. Но на самом деле это скорее некая обобщенная точка зрения о всех конференциях по работе в Интернет в целом: их много, они в большинстве случаев не несут конкретной пользы и являются некими ярмарками тщеславия для конкретных личностей и организаций.

Бизнес-Юность - намек на Бизнес-Молодость, в свое время в моем личном блоге был немалый срач после того, как я написал о них и их методах работы. По факту же - это коммерчески очень успешный проект, основанный на сборе бесплатных массовых семинаров, накачке аудитории и предложении пройти уже платное обучение за 7000 рублей в месяц. Обучение включает в себя базовые основы ведения бизнеса, которые можно почерпнуть и самому из публичных бесплатных источников. Я общался с теми, кто прошел это обучение, так что информация из первых рук.

Катя - история про отчима, смерть матери, покушение на изнасилование, все это некая солянка из передач "Пусть говорят". Ничего экстраординарного в этой истории нет. Немного меня смущает скорость того, как Катя и Женя сошлись характерами, но таковы законы жанра - мне нужна была точка сублимации для героя после потери моральных ориентиров, и книга все же не об их отношениях, так что пришлось ускорить этот момент.

История с доменом - случай из личной практики, когда нам пришлось выкупать домен у киберсквоттера только потому, что клиент, зная что домен свободен, поспешил и изготовил тираж на сотню тысяч рублей рекламной продукции, а киберсквоттер работал в этой типографии и просто купил незарегистрированный еще домен. Домен обошелся в десять тысяч рублей. В повести я просто поднял ставки.

Поиск человека по регистрации мобильного на базовых станциях - классика. Большинство операторов предлагают такую услугу и, разумеется, можно по запросу через органы пробить расположение человека напрямую. Когда мошенники украли товар из нашего проката, мы делали такой запрос и обнаружили, что человек пользовался телефоном в районе аэропорта, правда, это не помогло его найти. Что касается "Навигатора", то я пользуюсь этой услугой, чтобы в случае чего мог узнать, где находится ребенок. Точность такой услуги колеблется от ста метров до пары километров и зависит от числа базовых станций поблизости.

Авария в конце книги - почти полностью списана с нашумевшей аварии на Ленинградском шоссе: мерседес и бмв с молодыми ребятами решили поиграть в обгон, в итоге бмв попал в зазор между двумя грузовиками, не удержался на трассе и влетел в бензовоз, который перевернулся и сгорел. Погибли все пассажиры бмв, водитель бензовоза и вроде бы кто-то еще со встречки. Данную аварию мы обсуждали и подбирали с экспертом больше двух часов, чтобы придать ей правдоподобия, учитывая, что в книге не игра, а по сути намеренное убийство. Смерть в аварии - заранее обдуманная цикличность развития жизни героя. Это намек на то, что он так и не сумел вырваться из кольца.

Стартап в Таиланде - намек на многочисленные российские стартапы, которые открыли там штаб-квартиры. И да, откровенный и недвусмысленный намек на авиасейлс. Сам я никогда не был в Таиланде - для меня там слишком жарко, но информации в блогах более чем достаточно, чтобы получить более-менее правдивую картинку.

Вероника - яркий и насыщенный персонаж, антагонист. В первой части антагониста не было и это было серьезным недостатком повести с точки зрения, например, экранизации - в фильме по первой части такой антагонист появится, хотя и не такой яркий как Вероника. Местами поступки Вероники гипертрофированы, но это делает ее персонаж более демоническим и страшным, чем если бы она просто по мелочи и линейно гадила. В первой части протагонист, главный герой боролся с обстоятельствами. Во второй он боролся с конкретным человеком. Я искренне понимаю разочарование тех, кто впечатлился первой частью, увидев в коротких историях себя. Но как я не раз писал, все что я хотел сказать тогда, я сказал: герой вырос, очистился, возмужал. И высасывать сок из той же трубочки, продолжать набор баек мне было бы неинтересно. Так что появление Вероники и ее противостояние с героем - это чисто авторское решение и желание попробовать другой жанр.

суббота, 27 апреля 2013 г.

Эпилог

Мы стояли с Женькой и Катей на сельском кладбище в Подмосковье и смотрели на неказистый крест с полуистлевшей фамилией и датами: "Варвара Щастливцева".

- Так значит, ты Щастливцева, - обратился я к Кате. - Счастливая как бы.
- Значит, - ответила девочка.
- Пойдем.

Мы вернулись к машине, и я повел автомобиль к селу. С момента похорон Ани, на которые я не смог и не захотел поехать - похоронили ее родственники из моего родного города на местном кладбище, прошло уже два месяца, а рана так и не заросла, она даже не загрубела. Женька замкнулся и не реагировал на мои попытки общаться, отвечая взаимностью только Кате.

Однажды Катя пришла ко мне в комнату, села рядом и все рассказала. Как отчим избил до смерти ее мать, как пытался и почти преуспел в попытке изнасиловать саму Катю. В селе, где они жили, это не было чем-то из ряда вон. Все - и соседи, и участковый старались сделать вид, что ничего не происходит. Убийство стало неосторожным случаем, попытки изнасилования - неудачным воспитанием отцом нерадивой дочери. Никаких родственников, могущих вступиться за девочку, не было, мать девочки рано потеряла родителей. Поэтому в один прекрасный день Катя села на электричку и оказалась в Москве, скиталась по вокзалам, побиралась, выживала, пока случайно на ее пути не оказался я.

Катя долго не хотела ехать в родное село, но мне нужны были ее документы. Пришло время наладить официальные отношения между нами, а для этого мне надо было выправить ей настоящие документы. Или найти старые.

Дом отчима находился на отшибе, почти на самом краю села - в пяти сотнях метров от него начинался лес. Во дворе, окруженном покосившимся забором, стояла деревянная постройка, больше похожая на хлев для скотины. Когда-то это строение было срубом, но затем так часто латалось и перестраивалось, что стало больше напоминать сарай из фанеры.

Я оставил машину на разбитой в грязь грунтовой дороге, а сам взял Катю за руку и повел в дом. Возле дома на цепи лежала издохшая собака, над ней роились мухи. Дверь в дом была открыта, внутри царил запах плесени и прогорклой пищи. В единственной комнате, если не считать холодную прихожую, стояла буржуйка, стол и два стула. У стены валялся топчан, на котором лежало, казавшееся мертвым, тело. Но нет, оно зашевелилось и исторгло газы, а изо рта вытекла струйка рвоты.

- Это он? - Кивнул я головой на тело.
- Да, - дрожа, ответила девочка.
- Где у вас лежали документы?
- Мама прятала их вон там, - Катя указала на буфет возле раковины. Я подошел и, открыв верхнюю дверцу, нашел там коробку из под обуви, в которой лежали документы. Я нашел свидетельство о рождении Кати, потом подумал и забрал все документы вместе с коробкой.
- Отнеси это в машину, мне надо поговорить с твоим отчимом, - соврал я. Девочка с радостью выбежала из ненавистного дома.

Я подошел к отчиму и пнул его ногой. Он не проснулся, только дернул рукой, отмахиваясь. Я нашел на столе початую бутылку с самогоном, вернулся и начал лить ее на топчан и пьяницу. Запахло спиртом. Я вытащил из бушлата в прихожей сигареты и спички, бросил их возле тела.

Когда я сел в машину, то дети молча смотрели на меня.

- Все. Поехали, - скомандовал я и повернул ключ зажигания.

Не успели мы проехать и ста метров, как сзади взлетели языки пламени и закружился столб дыма.

- Что это там? - Испуганно спросила Катя, оглянувшись.
- Ничего, - тихо ответил я. - Теперь там больше ничего нет.

Я надавил на газ и пустил машину полным ходом. У меня были деньги, были знания, были верные друзья. Вероника скрылась, поэтому я должен был перебраться в другое место, чтобы подготовиться и встретить ее во всеоружии. И я считал, что это должно быть место, где тепло, море и много солнца. Я на мгновение обернулся назад и подбадривающе улыбнулся, ловя ответные улыбки детей. Все будет хорошо. Аня сверху за нами присмотрит. Ведь так, любимая?

* * *

В палате дорогой частной больницы возле девушки, подключенной к аппарату искусственного дыхания, сидит другая девушка. Она в черном платье ниже колен и туфлях-оксфордах на ногах. Она смотрит на фотографию Евгения на планшете и черкает на нем стилом усики и бородку. Потом стирает и рисует фингал и сигару изо рта. В палату входит врач.

- Как она? - Спрашивает врач. Он интересуется последними изменениями, так как последние две недели пациентка пробыла в коме после тяжелой аварии.
- Без изменений. Но все равно спасибо, что помогли сделать мою сестру погибшей.
- Видя, что он с ней сделал, нельзя было не помочь, - сочувственно произносит врач, оба как будто забыли о том, что врач получил сто тысяч долларов за эту услугу. - Тем более, что мне там очень многим обязаны.
- Теперь ее жених точно не будет ее искать. Он пытался ее убить, сбив автомобилем, но, слава Богу, не преуспел!
- Да почти преуспел. Я не был уверен, что вообще удастся сохранить ей жизнь. Она пробыла в состоянии клинической смерти слишком долго. Да и травма крайне тяжелая. Но кого же тогда похоронили?
- Я отправила родственникам тело другой девушки в закрытом гробу, спасибо за подмену вашим бывшим коллегам. Она так сильно обгорела, что узнать, кто есть кто, было почти нереально. И оставила записку, что она сгорела в аварии, там было все так сложно, что и такая полуправда подошла. Так что в Самаре считают, что ее сбили, а в N-ске, что она сгорела в автомобиле. Но сейчас, когда та девушка под землей, уже ничего не узнать.
- Дай Бог! - Врач крестится, хотя он бывший партийный.
- У меня один вопрос.
- Да?
- Она все вспомнит, когда очнется?
- Кто знает? После клинической смерти может быть что угодно. Бывает, что память полностью восстанавливается, бывает, что вспоминают только самые базовые вещи. А бывает, что приходится заново учить держать ложку и говорить. Но надо надеяться на лучшее!
- Я бы предпочла, чтобы она забыла все, что произошло, - девушка в черном вытирает увлажнившиеся глаза. - Она слишком многое пережила.

Врач понимающе кивает и выходит из палаты. Буквально сразу, может, от звука хлопнувшей двери девушка в кровати открывает глаза. Девушка в черном замечает это и подходит, сжимая ладонь очнувшейся.

- Привет, - мягко и нежно произносит она.
- Привет, - хрипло отвечает пациентка. Речь дается ей с трудом.
- Как ты?
- Больно, - морщится девушка.
- Это пройдет.
- Почему я здесь и где Женя?
- Ты помнишь Женю? - С тревогой всматривается в пациентку девушка в черном.
- Конечно, - отвечает та.
- А как зовут тебя? - Вот тут пациентка задумывается, и ее лицо вдруг становится крайне растерянным.
- Как меня зовут? Я не помню. Почему я не помню этого? - Девушка с надеждой смотрит на вторую.
- Тебя зовут Вера, - Улыбается та. - Ты моя сестра. А Женя едва тебя не убил, сбив автомобилем.
- Вера... - Задумчиво произносит пациентка. - А кто такая Аня? Я помню Аню.
- Аня умерла. Она пыталась отнять у тебя Женю, но он убил и ее. И чуть не убил тебя. Все, кто оказывается слишком близком от него - умирают. Но я успела вовремя. Ты выжила и поправишься. Потому что ты моя сестра. Потому что плохой человек должен получить по всем своим счетам.
- По счетам... - вяло произносит девушка. - А как тебя зовут?
- Вероника, - отвечает девушка в черном и отворачивается к окну, за которым перспектива большого города.

К О Н Е Ц

Глава 2-20. И возгорится пламя

- Удивлен? - Вероника криво усмехнулась. - Ты не в моем вкусе. А Вере, ничего, нравился. Присядь, я тебе расскажу небольшую историю.

Я оставил от стола стул и сел. Ноги, и правда, дали слабину от таких новостей.

- Жила-была девочка, сама виновата. Мы с Верой получились разные. Во всем, кроме внешности. Ее больше интересовали мальчики и гулянки. Меня - библиотека и компьютер. Я ходила сдавать за нее экзамены, она знакомилась с мальчиками и сдавала их мне в аренду. Чтобы никто ничего не заподозрил, мы старались держаться в форме, пользоваться одной косметикой и носить разную одежду. Поэтому, для всех видимо разные близнецы, могли поменяться одеждой и стать на время друг другом. Вера получала хорошие оценки, я - секс, когда мне этого хотелось. Вполне хороший обмен, как мне казалось.

Вероника оперлась о стену спиной так, что ноги встали почти под сорок пять градусов.

- Потом я поступила в МИФИ и уехала в Москву. Вера поступила в Казанский Государственный, но не протянула дальше первого курса. Легко увлекающаяся она встретила не того парня. Он подсадил ее на героин, и мы с родителями стали ее терять. Поэтому я забрала ее из Казани и поместила в клинику в Москве. Она выкарабкалась. Не сразу, но смогла. Учиться снова не пошла, но я нашла ей хорошее место без требования образования: продавцом в ювелирном салоне. Мы опять были, как в школе: постоянно держались вместе, только уже не менялись - нужда в этом исчезла.

Вероника, наконец, сползла на пол и обхватила руками колени.

- Я старалась всегда быть рядом, следить за ней. Но не могла делать это постоянно. После МИФИ я искала работу, начала заниматься хакингом, мне требовались все сутки целиком. Я не могла больше сопровождать Веру на каждой ее гулянке. Я поверила ей, поверила, что она полностью излечилась. Почти пять лет и ни одного рецидива, - в глазах девушки блеснули слезы. - Но эти ночные клубы Москвы, полные соблазнов. Она снова начала принимать, сначала таблетки, а потом и героин. Она не могла попросить у меня денег или помощи, поэтому украла неколько вещей с работы. Ее поймали - в салоне велось видеонаблюдение. Я на коленях вымолила прощение у директора магазина и оплатила украденные цацки. А Веру отправила подальше из Москвы. Тогда я уже начала неплохо поднимать на хакинге и на заработанное купила квартиру в Самаре, а саму устроила в клинику. Снова длительное лечение, снова рецессия. Врач обязал ее проходить каждый месяц от двух до семи дней в клинике, чтобы держать процесс излечения под контролем.

Вероника посмотрела на меня.

- И тут появился ты. Она так хотела тебе понравится. Ты был прямо я, только с яйцами. Я постоянно за компьютерам и ты тоже. Она не раз и не два стояла у меня за спиной, пытаясь понять, чем я занимаюсь. Уверена, что и за твоей спиной стояла. Дико раздражает, кстати, - глаза девушки полыхнули огнем. - Представь себе мое состояние, когда я узнала, что ее компьютерный кавалер с квартирой и машиной - это ты. Признаюсь, в тот момент я была даже рада этому. Уж лучше такой, чем очередной хлыщ с наркозависимостью. Но потом она стала подозревать. Проследила за тобой вместо того, чтобы поехать в клинику. И все, она сорвалась. Слетела с катушек. Пошла в ближайший ночной клуб и нагрузилась какой-то дрянью. Я нашла ее в притоне, сняла с нее таких же упоротых ублюдков и притащила в клинику. Но было поздно.

Две капли, по одной из глаза, проторили дорожки по направлению к линии губ.

- Необратимые изменения психики. Мозг - слишком тонкий инструмент, чтобы можно было так часто его испытывать наркотиками. Теперь она лишь иногда ненадолго приходит в себя, врачи называют это моментами озарения, инсайтами. В остальное время она старая развалина с трясущейся головой и несвязной речью. Я отправила ее в Таиланд к морю по своему паспорту, таскала к ней местных докторов, но все бесполезно, - Вероника остановилась и посмотрела на меня. - Теперь тебе все понятно? За каждый поступок надо платить, Женя, даже за самый маленький и ничего вроде бы не значащий.

- Не я посадил ее на героин, - пробурчал я. История Веры оставила тяжелое впечатление.
- А мне плевать! - Закричала Вероника. - Это после тебя она стала такой. И тебе за это придется заплатить.

В этот момент Вера очнулась, навела на меня свой взгляд и ее лицо посветлело.

- Женя! Женечка! - Она скривилась и заплакала. - Прости меня, Женечка, я не думала, что так получится, я не хотела, - и снова зависла, только слезы продолжали течь по остекленевшему лицу.

Вероника встала, отряхнула брюки и вытерла рукавом лицо.

- Поехали. Помоги мне довести ее до машины.

Мы, поддерживая Веру с двух сторон, провели ее от квартиры до черного бмв и посадили в него.

- Ты ее придерживай, она обычно спокойная, но сейчас рядом ты. Не хотелось бы попасть в аварию, так и не доехав до Анны с детьми, - Вероника перехватила в зеркало мой пылающий гневом взгляд. - А что, мы уже познакомились. Она хорошая девушка. Не стань мамочкой, могла бы сделать приличную карьеру. Даже тут ты напортачил. Телефон? Дай мне твой телефон, - Вероника взяла мой смарт и выбросила на улицу. - Он вряд ли тебе еще понадобится.

Мы отъехали. Я легонько придерживал Веру, но она была словно кукла. Вероника вела автомобиль быстро и уверенно. Чтобы как-то убрать возникшую тишину, она включила радио. Мощный бит вырывался из динамиков, мешая сосредоточиться, но девушке это нисколько не мешало.

Я осторожно бросал взгляды по сторонам, но лишь раз поймал сворачивающую в проулок машину Игоря. Оставалось надеяться, что меня не потеряют. Мы выехали из города и понеслись по трассе в сторону дачных поселков. Через какое-то время Вероника свернула на грунтовую дорогу и еще минут десять мы ехали в сопровождении исключительно деревьев по обе стороны.

В конце концов автомобиль оказался перед небольшим двухэтажным домом, возле которого стояли три автомобиля: джип чероки, мерседес какой-то старой модели и микроавтобус. Возле дома прохаживалось трое типов в спортивной одежде.

- Турбаза, - объявила Вероника. - Сняла ее целиком на пару дней. Тут рядом отличное озеро. Но, пожалуй, сегодня будет не до него. Выходим.

Вероника кивнула парням, те кивнули в ответ. Мне показалось, что под спортивными куртками у них пистолеты. Я помог вывести Веру, и мы поднялись наверх. В комнате, куда мы вошли, на диване сидели дети с Аней. Возле окна стоял азиат Джим. Вероника довела сестру до кресла и усадила ее, после чего вытерла Вере край губ от слюны и накинула на ноги плед.

- Вот и все, Женя. Теперь когда ты знаешь причину, попробуем поторговаться. Я сначала хотела обменять здоровье своей сестры на все, что у тебя есть. Но это слишком, я и так уже много взяла. Выбери кого-то одного кроме себя. Джим покончит с ним, и мы разбежимся. Я навсегда исчезну из твоей жизни.

Я бросил взгляд на детей и Аню. Катя напряглась, желая броситься ко мне, но Аня ее придержала. В глазах любимой я читал готовность пожертвовать собой, но я не верил Веронике. А даже если она и собиралась сдержать слово, то я не был готов жертвовать хоть кем-то: девочкой, ставшей мне практически дочкой, сыном или женщиной, которую любил.

- Что молчишь? Я жду. Выбирай. У тебя есть всего пара минут. Если не выберешь, то я сделаю выбор за тебя. Джиму все равно кого убивать, я плачу его семье достаточно денег, чтобы он был послушен как собака, - Вероника подошла к детям и Ане. - Эники-беники, ели вареники... Как там дальше? Ладно. Пусть это будет девочка!
- Нет! - Вскрикнул я.
- Нет? Значит, перебором от противного. Тогда мальчик? Такой милый и так похож на тебя, - Вероника присела перед Женькой. - Ты в курсе, что твой папка такой нерешительный?
- Папка? - Озадаченно вымолвил ребенок и перевел взгляд на мать, которая пожала плечами. Не лучший момент и не тот человек, чтобы узнать правду.
- Ох, какая мелодрама, мама забыла сказать сыну об отце, - Вероника посмотрела на меня. - Так что, мальчик? Зачем тебе сын, который не знает, что ты отец?
- Вероника... Не надо... - прошептал я.
- Раньше надо было думать. Я решила, это будет мальчик. Одного ты уже прошлепал на корабле, теперь будет еще одна невинная жертва. Знаешь, как звали того малыша? Ли Кань Ши. Хороший. Умненький. Будущая надежда и опора своей матери. И вот на его пути встаешь ты, сомневаешься в моей уверенности и делаешь мальчика совершенно ненужной жертвой. А ведь мог бы еще жить и жить. У тебя не жизнь, а дорога, усеянная развалинами и трупами. Ты - совершенно бесполезный и опасный для окружающих человек.

В этот момент во дворе раздались выстрелы. Мне хотелось броситься к окну, чтобы убедиться в том, что это Владилен и Игорь начали свои действия. Но я удержался, тогда как Вероника в два прыжка оказалась там. Бросив взгляд во двор, потом на меня, она повернулась и быстро вышла из комнаты. Я оценил обстановку: азиат стоял возле окна и одним глазом наблюдал за ситуацией во дворе. Вера продолжала находиться в состоянии грогги, дети и Аня так и стояли перед диваном, не смея тронуться с места.

Я зарычал и бросился вперед. У меня не было ни единого шанса в прямой схватке с громилой, но я мог использовать импульс и силу удара с разгона. Я ударил Джима плечом в живот, и он полетел в окно. Хлипкая деревянная рама не выдержала его веса, и Джим вылетел наружу вместе с осколками стекла. В последний момент он протянул руку, чтобы схватить меня, но я увернулся, одновременно растопырив руки и схватившись ими за края окна. Боль пронзила ладони - в них впились осколки выбитого стекла.

Я отдернул руки, посмотрел на кровь, текущую из них, но некогда было заниматься собой. Я схватил в охапку Катю, толкнул Аню, которая сгребла Женьку, и мы понеслись вниз. Во дворе за домом стреляли, но мы выбежали перед ним, я быстро обежал машины - ключи были только в мерседесе. Я буквально забросил Катю на заднее сидение и заскочил на водительское место. Аня села с другой стороны сзади, когда я уже поддавал газу. На шум двигателя на крыльцо выскочила Вероника. Мы смотрели друг другу в глаза, пока я отъезжал на задней передаче. И только когда я развернулся, визжа колесами, она бросилась обратно в дом.

Я давил на газ, мерседес медленно но верно набирал ход. Автомобиль быстро проскочил грунтовку и выскочил на трассу. Какое-то время мерседес скользил на одном месте, потом зацепился за асфальт и понесся вперед.

Буквально через мгновение, стоило нам на сто метров удалиться, с грунтовки выскочило черное бмв. Вероника. Я придавил газ, насколько смог и перешел на последнюю передачу, но бмв нас нагоняло. Каждую минуту я терял по двадцать-тридцать метров, пока не пришлось играть в "займи всю трассу". Я вилял и не давал Веронике себя обогнать. Однажды ей удалось поровняться со мной, и я увидел на соседнем с ней сиденье азиата. Он улыбался.

Немного помогало оживленное встречное движение, не позволяющее выполнить обгон. Но когда мы выехали на четырехполоску, пришлось качать машину от обочины до разделительной полосы, чтобы не позволить нас обогнать. Я понятия не имел, чем все должно закончиться, пока у меня был только один план - уехать как можно дальше.

Впереди стало попадаться все больше машин, в том числе и на нашей стороне дороги. Теперь приходилось совершать сложные маневры, чтобы объехать их и в то же время оставить помехой для Вероники. Когда я бросил случайный взгляд на часы, то был удивлен - мы ехали только пятнадцать минут, тогда как я считал, что не менее получаса. Необходимо было что-то предпринять, обострить ситуацию.

Шанс вскоре представился. Впереди шли автовоз и бензовоз. Шли почти рядом, оставляя небольшой зазор между собой. Они шли почти с одной скоростью, достаточной, чтобы зазор не сокращался, но и не удлинялся существенно.

Я притормозил, и Вероника тут же оказалась рядом, азиат почти торжествовал. Я дал еще раз по тормозам, оказавшись за бмв, а потом нажал на газ. Бмв не мог ехать быстрее идущего впереди бензовоза и, чтобы избежать столкновения, Веронике надо было проскочить в зазор, что она и попыталась сделать. Я еще прибавил и ударил бмв в самый угол.

Машину с Вероникой и азиатом закрутило, она потеряла управление, повернулась боком, совершила кульбит и ударила бензовоз в бок. Веса бмв оказалось достаточно, чтобы бензовоз стал крениться и выехал со своей полосы. Встречная машина ударила бензовоз прямо в лоб. Бмв проскользило по борту бензовоза вперед, вскрывая цистерну, как нож консервную банку. Автовоз сзади справа ударил по тормозам, вылетая на обочину справа. Я тоже стал тормозить, но машина слушалась плохо, нас несло на падающий бензовоз.

Падая бензовоз, стал чиркать по трассе крыльями, как спичками по черкашу. Сноп искр был в метр высотой. Пламя взметнулось вверх, и волна жара ударила в мерседес, останавливая его движение и помогая тормозам. Бензовоз окончательно упал, бмв проехал буквально несколько метров после него и остановился, покачиваясь на крыше. Мерседес еще несколько секунд несло по инерции, но, наконец, он остановился.

Я отстегнул ремень и выскочил наружу. Аня и дети уже выбирались, мы бросились вон от пламени, поднимающегося на высоту более десяти метров. Жар был такой, что я почувствовал, как скручиваются волосы, хотя мы и стояли довольно далеко от эпицентра. Только сейчас я обратил внимание, что за нами тянется след из пролившегося масла - удар дорого обошелся мерседесу.

Лужа горящего бензина продолжала растекаться по трассе и подбираться к перевернувшемуся бмв. Еще немного, и он должен был скрыться в огне. Кажется все, выдохнул я и повернулся назад - прямо на нас несся на огромной скорости джип чероки.

За рулем сидела Вера. Ее глаза на этот раз светились огнем не разума, но безумия. Она вцепилась побелевшими пальцами в руль и изо всех сил давила на газ. Ей оставалось буквально несколько десятков метров, чтобы снести всех нас в огонь. В этот момент время для меня словно остановилось.

Аня стояла справа от меня, дети - слева. Я мог успеть толкнуть только в одну сторону. Я выбирал слишком долго, чтобы почувствовать, что лечу влево, обдирая об асфальт локти и спину, зато сметая дальше в сторону детей: Аня приняла решение за меня, вложив всю силу в толчок. Но это забрало у нее драгоценные секунды - джип въехал прямо в нее.

Аня сначала сложилась от удара пополам, а потом взлетела в воздух. Вера начала тормозить, но сырая после дождя трасса и разлитое масло помешали этому - джип на полной скорости влетел в брошенный мерседес и словно бильярдный шар отскочил в самый центр горящего бензовоза. От удара горящий бензин буквально обнял джип и скрыл его в огне.

Я бросился к Ане. Она лежала на трассе, ее волосы крутило от жара, на губах выступила кровавая пена. Она пыталась что-то сказать, но вместо слов только шла кровь. Тогда она протянула руку и нежно погладила меня по щеке. Вдруг ее тело выгнулось и затихло, рука безвольно упала.

Я прижал ее голову к груди и завыл. Хотелось плакать, но слезы не текли, просто набухли в глазах словно линзы. Я смотрел вокруг, видя все и не воспринимая ничего. Катя, прижимающая голову Женьки к груди и что-то шепчущая ему в затылок. Автомобиль Игоря, из которого выскочил Владилен в разорванном костюме и кровавым пятном в районе бедра. Скорая, вызванная кем-то из свидетелей аварии. Я видел все, но это было где-то там, в другом мире. В моем мире я продолжал раскачиваться и выть с головой Ани на руках.

Владилен подбежал, посмотрел на меня, махнул рукой и бросился дальше по трассе, туда, где горел бмв. Санитары скорой пытались вырвать у меня Аню, но я не давал. Появился Игорь. Он скрутил мне руки и оттащил от Ани. Я сопротивлялся. Я хотел быть с ней. И я продолжал выть. Я не верил, что она могла оставить меня. Только не сейчас, не сегодня.

- Женя! - Вдруг прокричал над ухом Владилен. Когда он успел вернуться? - Женя! Где была Вероника? Ее нет в бмв. Там только один труп. Ты слышишь меня. Только один и он мужской. Где Вероника, Женя! Женя! Ты слышишь меня?!!

Глава 2-19. Дубль два

Остаток дня прошел как в тумане. Я ходил по комнате и то брал в руки оставленные вещи детей и Ани, то сидел и смотрел в стену. Почти сразу я позвонил Владилену. Он молча выслушал, сказал "держись" и положил трубку. Оставалось только ждать его в Самаре. Или звонка Вероники - что будет раньше, я не знал.

Сон в руку не шел. Есть тоже не хотелось. Я пытался заставить себя сделать и первое, и второе, чтобы набраться сил и не потерять в нужный момент завтра концентрацию. Но стоило мне лечь, сон проходил. Стоило поставить перед собой тарелку - я не чувствовал вкуса еды. Крепко выпить? Я боялся провалиться в забытье. И мучал себя снова и снова сожалением, что втравил во все происходящее Аню и сына.

Чуть позже полуночи позвонил Владилен. Он был уже в аэропорту. Его забрал товарищ и вез в город ко мне. Визит в офис к товарищу был отложен до завтра.

Начальник службы безопасности банка вошел в номер, который я даже не запер, мрачный как туча. Он сел напротив меня, мертвенно бледного, сидящего на диване. За ним в номер вошел крепко сбитый лысеватый мужичок невысокого роста. Он запер дверь и поставил перед Владиленом пакет. Тот вытащил оттуда бутылку водки, лимон и пластиковый стакан. Налил до краев и приказал.

- Пей.

Я как робот, принял у него из рук стакан и отпил. Спирт обжег горло и заставил поперхнуться. Я отодвинул от себя стакан, показывая, что больше выпить не смогу.

- Пей, - Владилен толкнул его обратно. В глазах Влада было столько стали, что я не смел сопротивляться и начал давиться водкой. Меня повело еще до того, как я закончил пить. Но Владилен, едва стакан опустел, наполнил его снова и подал мне. Я выпил - в этот раз водка пошла легче. - Молодец.

Владилен налил еще стакан и выпил сам. Игорю даже предлагать не стал, тот и не настаивал.

- Вы отдыхайте, с утра я буду, - товарищ из конторы развернулся на каблуках и вышел из номера.

Я смотрел на Владилена, он на меня. И тут у меня словно шлюзы в глазах открылись - слезы хлынули потоком.

- Что я наделал! - Заныл я. Уткнувшись в плечо Владилена я плакал, а он похлопывал меня по плечу и говорил что-то ободряющее. Сознание окончательно расслабилось, и я вырубился. Если я что-то и делал еще, то ничего не помню.

Проснулся я от толчка в плечо. С трудом разлепил глаза: голова раскалывалась. Передо мной держали стакан воды. Я жадно выпил. Потом второй стакан. Третий пошел уже не так быстро. Рядом со мной с графином в руке сидел Владилен.

- Прошло?
- Не слишком. Голова болит.
- Это пройдет. Вот таблетка, - я принял и запил таблетку.
- Какой план?
- Не торопись. Сейчас приедет Игорь, будем держать совещание.
- А если она позвонит раньше?
- Тогда будем решать по ситуации. Но лучше бы - позже. Подготовка крайне важна для удачного разрешения проблемы. Или она слишком хороша, или ты туповат, но противник у нас сложный. Без козырей в рукаве на успех надежды мало.

Игорь приехал ближе к полудню. С порога он извинился, что припозднился.

- Не так уж и легко было все собрать и не объяснить никому, для чего это мне нужно.

Игорь прошел в центр комнаты и положил на журнальный столик у дивана свою сумку.

- Иди сюда, герой-любовник. Будем тебя экипировать.

Игорь дождался, пока я сяду на стул, потом обошел вокруг.

- Мда, летом оно, конечно, посложнее чем зимой, - он потрогал воротник на парусиновой куртке и посмотрел на Владилена. - Пойдет?
- Надо пробовать, - с сомнением протянул тот.

Игорь достал из сумки тонкий черный проводок с двумя утолщениями в начале и середине.

- Микрофон, - прокомментировал он. - Не самого большого радиуса действия, но нам хватит. Если, конечно, мы тебя не потеряем из виду. И все не затянется на более чем восемь часов.

Майор ФСБ собственными руками распорол край воротника и вставил внутрь микрофон. Потом достал из сумки универсальный набор ниток. Придирчиво подобрал цвет и скрытым швом заделал дырку. Чтобы сделать это аккуратно, он достал из сумки очки. А я думал, что зрение у оперативного работника ФСБ не может быть плохим.

- Теперь вот, - Игорь протянул мне юбилейную десятирублевую монету. - Не потеряй.
- На счастье?

Игорь скорчил ухмылку "мол, гыгыгы, как смешно" и продолжил.

- Эта монета из пластика, но выглядит точно как настоящая. И даже весит почти столько же. Внутри маячок. Удалишься на полкилометра, и мы тебя потеряем. Но пока в пределах - точность до пяти метров. Вот еще горсть мелочи, - он высыпал мне монеты в руку. - Положи в карман брюк. Так выглядит более естественно. Телефон у тебя, скорей всего, сразу заберут и обесточат. Так что делать из него маяк бессмысленно. Теперь о примерном плане...

Слово взял Владилен.

- План не так уж хорош, как хотелось бы, но слишком мало времени, чтобы успеть продумать что-то посложнее. Противник у нас хитрый, с измененным сознанием - лежала в наркологической клинике два раза.
- Что? - Удивился я.
- Я не сказал тебе? Информация пришла, пока я летел. Имя всплыло среди пациентов двух наркологических клиник. Мы бы никогда этого не узнали, но им положено фиксировать своих больных на местном учете по наркоманам. Так что наша подруга минимум дважды лежала из-за проблем с наркотиками: один раз в Москве, второй - уже тут, в Самаре, в прошлом году.
- Никогда бы не подумал.
- Ты вообще мало думал, когда находился с ней рядом. По крайней мере, головой. В любом случае, предсказать ее поведение будет крайне сложно. Поэтому ориентируемся на то, что она сама приведет нас к цели: детям и девушке. Чтобы там в ее голове не творилось, но одно понятно точно: ей важно, чтобы ты видел, как она устраивает расправу. Так что с высокой степенью вероятности она или сразу приведет тебя к детям, или перехватит по дороге и тоже потащит туда же.
- Главное тут, - вмешался Игорь. - Не прошлепать тебя. Я, конечно, предпочел бы официальное преследование, но здесь мы никак не успеваем с бумагами. Пока то да се, пока даст добро мой начальник, все уже может кончиться. Так что нас всего трое, а учитывая, что мне рассказал Влад, то двое - боец из тебя никакой. Так что ты будешь приманкой. Цель звонит тебе, ты едешь на встречу. Мы пасем тебя сзади в две машины, чередуясь через квартал: Бог даст, она не настолько хороша, чтобы заметить слежку.
- И когда она привезет тебя к детям, - продолжил Владилен. - Мы планируем нападение согласно информации из установленного на тебе микрофона. Это, конечно, если мы не окажемся у голой стены, за которой ждут сотни бандитов. Тогда, однозначно, тебе каюк. Могу обещать тебе в таком случае отомстить за тебя, хотя это и слабое утешение.
- Оружие, - взял слово Игорь и достал из сумки три пистолета, обращаясь к Владу. - Два мне и один тебе. Это все из вещдоков. Из табельного на каждый выстрел надо писать докладную, а из этого хоть очередями. Но к беретте было только пять патронов, так что я взял себе еще макаров. Тебе твой любимый стечкин. Вам Евгений могу дать только уверенность в том, что я не промахнусь, если это потребуется. А вот за этого пердуна, - майор махнул в сторону Владилена. - Не поручусь.
- Но-но! Я каждую неделю дважды стреляю в тире. Еще почаще чем ты из своего майорского кресла, - показно обиделся начальник службы безопасности банка. Мне их шутки и перепалка казались каким-то театром абсурда: как можно шутить, когда на доске жизни детей?

Владилен взял меня за руку и посмотрел в глаза.

- Если честно, Жень, весь наш план - полная хрень. В нем слишком много если. Если нас не засекут еще по дороге. Если на стороне противника окажется не больше пяти, - он поймал взгляд Игоря. - Ну, семи человек. Если заложники не содержатся так, что к ним не подобраться без разрушения стены и рядом с ними не стоит палач. Если пистолет не даст осечку. Если осечку не дам я сам или Игорь, просто подскользнувшись в грязи. И подстраховать нас некому. Облажаемся - будет шесть трупов, три наших и трое - заложников. Никто не придет на помощь. Они просто нас всех закопают в лесу и разъедутся по своим делам. Знаю, звучит это невесело, но в этом и есть разница между любителями и профессионалами. Когда ты обещаешь клиенту свои интернет-штучки, ты тоже не можешь гарантировать стопроцентный успех. Но почему-то почти всегда его достигаешь. Потому что ты в своем деле профи. Так и тут. Мы можем облажаться - вероятность есть, но сделаем все, чтобы этого не произошло, и все вы вернулись домой целыми и здоровыми. Ты меня понял? - Я молча кивнул. - Отлично. Я видел внизу офис по аренде автомобилей, пойду возьму машину. У Игоря есть своя. Если тебя вызовут куда-то, то поедешь на такси, а мы следом.

Владилен ушел. Игорь сел напротив меня в кресло и достал из сумки нож, покрутил его в руках, оценивая вес, баланс и остроту.

- Нет ничего лучше ножа, один у него недостаток - на дальних расстояниях бесполезен, - Игорь еще раз покрутил его, потом скинул пиджак и надел наплечные ножны с кобурой, которые тоже вынул из сумки. Кобура была справа, ножны слева. Игорья вставил в сумки пистолет и нож, беретту заложил за ремень сзади. - Лучше сейчас сделать, чем впопыхах искать в сумке, - пояснил он.

Прошло полчаса. Вернулся Владилен.

- Взял машину и проверил этаж. Если она и пасет тебя здесь, то очень аккуратно. Я еще вчера на жучки проверил - ничего нет. Она слишком уверена, что все пойдет по ее плану, и это единственная хорошая новость на сегодня.
- А чего ей суетиться и ставить наблюдение? - Возразил Игорь. - Будь у тебя заложники, ты бы тоже не сильно нервничал. Поставил бы наружку вблизи точки содержания и все. Даже если наш герой приведет кавалерию, это будет ясно еще до его появления в точке. Тогда можно будет разыграть карту заложников. Или убить их и скрыться. Помнишь тогда во Владимире этого отморозка.
- Не такой уж он был и отморозок, весь город держал в страхе.
- Напомню, что он заметил наблюдение и положил заложников. Только потому, что мы вовремя перекрыли пути отступления, а пришлось тащить ОМОН из Москвы для этого, его удалось взять. Ну, как взять. Ты его положил, а потом мы на двоих сочиняли историю о перестрелке.
- Времена были такие, - вздохнул Владилен. - Отпустили бы, получил бы лет десять, а, может, и пять. Или вообще отпустили. Зато теперь у него есть только памятник в полный рост и никакого будущего.

Я сидел, сжав руками голову и старался ни о чем не думать. Влад и Игорь прервали вечер выпускников конторы только когда зазвонил телефон. Я взял трубку.

- Ждешь приглашения?
- С ними все в порядке?
- Не могу сказать, что они очень рады, но пока живы. Ты не хочешь присоединиться?
- Адрес?
- Помнишь свою квартиру.
- Какую?
- О! У тебя вроде всего одна. Или я ошибаюсь? Та, из которой ты так спешно сбежал, когда украл тридцать миллионов и попался, - хихикнула Вероника.
- Я их не крал.
- Точно! Вот я забывчивая. Ты сделал только половину - ты попался... Приезжай. Мы тебя ждем, - последние слова Вероника прочеканила, словно хотела вложить в них больший смысл, чем можно было просто услышать в этих словах.

Я посмотрел на Владилена и Игоря.

- Она на моей квартире. Мне пора, - я направился к двери.
- Ты куда, тупица, - остановил меня Владилен. - Сядь и вызови такси. Или планируешь ловить попутку?

Мы выехали из гостиницы друг за другом. Я в такси, ребята на своих машинах. Я видел, как трогался Игорь, но потом потерял его из виду. На какой машине ехал Владилен, я вообще не понял.

Спустя примерно тридцать-сорок минут такси остановилось у моего дома. Я кивнул соседкам у дома и быстро прошел в подъезд. Дверь в квартиру была прикрыта, но незаперта. Я вошел. Судя по тишине, я был первым. Но нет, в гостиной меня ждали две девушки, две Вероники. Одна сидела у окна, ее руки были сложены, а голова мелко тряслась. Вторая стояла возле стены, поджав губы и смотря на первую, как мне показалось, с печалью и усталостью. Заметив меня, она повела головой.

- Здравствуй, Женя, позволь тебе представить мою сестру Веру, с которой ты спал пусть и приятное для тебя но непродолжительное время.

Я переводил глаза с Вероники на Веру и обратно, ничего не понимая.

Глава 2-18. Услуга Навигатор

Вместе с батареей я получил от Вероники и свою русскую сим-карту. Вставил то и другое в смартфон: работает, но заряда почти не осталось. Пара звонков и все, я останусь без связи, а зарядить негде, нечем и некогда. Я набрал наугад номер Анны и тревожно вслушивался в гудки: тот или не тот.

- Да? - Голос Ани.
- Слава Богу!
- Женя?! Ты?! Где ты?
- Аня! Катя с тобой?
- Конечно, где же еще ей быть?
- Аня! Мне кажется, что я снова напортачил. Вам нужно куда-то срочно уехать из квартиры. В сумке, что я оставил, лежат деньги. Сними номер в гостинице, но не звони и не говори никому где, даже мне. Я сам найду тебя.
- Что произошло? - В голосе девушки слышалась легкая озабоченность и тревога.
- Некогда объяснять, телефон сейчас сядет. Я в Оренбурге, еду в Самару. Спрячьтесь!
- Хорошо, - согласилась девушка.
- Аня!.. - Сказать, не сказать, сказать, не сказать...
- Что?
- Аня... Береги себя.
- Хорошо, - в этом слове было столько теплоты, что одной проблемой у меня стало больше. Я положил трубку и нашел в адресной книжке номер Владилена, помеченный как "банкир".

- Привет, путешественник, как твоя охота? - Поприветствовал он.
- Скорее за мной охотились. Я сейчас в Оренбурге, нелегально въехал через Казахстан. Так получилось, что Вероника захватила меня и вывезла в Россию через Таджикистан.
- Грамотная девушка. И опасная, - прокомментировал Влад.
- Не прерывай, у меня несколько мгновений, прежде чем телефон сядет. Вероника едет в Самару. Не знаю как, но она знает, где Катя. Она бросила меня здесь и предложила соревнование.
- М-да... - Озадаченно протянул бывший сотрудник ФСБ. Ему, видимо, не часто приходилось сталкиваться с людьми, играющими в игры вместо простых решений вроде пули в затылок.
- Мне нужно найти, где она может остановиться в Самаре. Хоть что-то. Ведь там мы не искали. Только в Москве пробивали.
- Интересная мысль, - согласился Владилен. - Конечно, я бы не стал возвращаться на старую конспиративную квартиру, но в голове у этой дамочки такой бардак, что все может быть. Я пробью. И вот что, Женя, может... - Телефон выключился.

Я огляделся. У меня было только сто баксов одной зеленой бумажкой. В автобусе такой не расплатишься. Я махнул рукой попутке и, поймав, попросил отвезти на железнодорожный вокзал. Возле вокзала мы остановились у обменника, где я разменял доллары на рубли. Сотню отдал водителю. На остальные я должен был добраться до Самары.

Я быстро изучил расписание: пять рейсов в день. Два международных - из жарких стран, два московских и один - в Анапу. Ближайшим по времени оказался Бишкек - Москва. Я купил билет в плацкарт и у меня еще осталось две тысячи, чтобы поесть и оставить что-то на такси по Самаре. Я купил в киоске за двести рублей зарядное устройство - в дороге заряжу телефон и смогу восстановить связь.

Последние два часа до отъезда показались мне адом. Все это время я представлял, как Вероника добирается до Самары быстрее меня, и азиат бросает детей в Волгу, а Вероника потом утешает Аню. Я дернулся и открыл глаза: оказывается, я немного задремал на скамейке в зале ожидания. Как раз объявили посадку на мой поезд.

Вагон был забит гастарбайтерами. Я как будто снова окунулся в свое бегство из Самары в начале зимы. Прошло менее полугода, но мне казалось, что это было очень давно, в какой-то прошлой жизни.

В плацкартном вагоне розетки не оказалось. Пришлось перейти в купейный и долго стоять у окна, пока телефон заряжался. Поезд должен был идти до Самары семь с половиной часов и прибыть в половине восьмого вечера. Уйма времени, чтобы решить, что делать. Но в голове царила полная каша и очень сильно хотелось спать - в грузовике так толком и не удалось выспаться.

Когда я, наконец, включил телефон, пришла смска от Коли: "Еще живой?". Я ответил, что все в порядке. Врал. Но зачем впутывать в чужую вендетту еще и друга. Достаточно того, что все, с кем я имел дело или отношения за последние месяцы, так или иначе от этого пострадали. Отец Николая, моя мать, Сергей, Владислав, Катя, даже Владилен, по сути случайный человек в моей истории, получил ножом в плечо.

Я винил себя в своей распущенности, в своем эгоизме, когда я снова встал на ноги после аварии. Но разве это могло что-то исправить? Вряд ли Вероника примет мои извинения и раскаяние в содеянном. Ей нужна плата кровью.

Когда я вернулся в плацкарт, то мое место было занято каким-то киргизом, чирикающим с моим соседом. Но заметив меня, он поднялся. Выглядел я странновато для поезда: шлепанцы, цветастые легкие шорты и рубашка-поло. Растрепанные грязные волосы и резкий запах пота, который перебивал даже запах, застоявшийся в вагоне от старости и особенностей перевозимых пассажиров. Я выглядел ужасно. Но уступил киргиз мне место из жалости или из опаски, я не знал. Да и было все равно, по какой причине. Я откинулся на спинку и попытался поспать. Из вещей со мной были только телефон, загранпаспорт и остаток денег, лежавшие в карманах шорт. Я засунул в карманы руки, чтобы никто не проник туда без моего ведома, и закрыл глаза.

Заиграл будильник на телефоне. Я резко выпрямился. За окном проплывали предместья Самары: небольшие поселки, дачные дома, промышленные зоны. Оставалось полчаса до остановки.

Сейчас надо было найти Аню с детьми и убедиться в их безопасности. Потом привести себя в порядок и обеспечить Веронике хороший прием. Я сомневался в своей способности противостоять опытному сопернику в драке, но всегда можно кого-то найти, кто возьмет физическую работу на себя. Хотя, если честно, я рассчитывал, что Владилен поможет и на этот раз, отыскав место расположения Вероники, чтобы нагрянуть к ней и упредить ее удар. Как она сказала? Удиви меня? Я попробую.

Едва я сошел с поезда и арендовал такси, как сразу набрал Аню. Она сняла номер в гостинице Азимут - одном из самых больших отелей города. Она решила, что проще всего спрятаться среди сотен постояльцев, чем в маленьком гостевом доме. Я, конечно, считал иначе, предполагая, что если будут искать по отелям, то начнут с больших. Но в любом случае она уже заселилась. И главное, что в номере был душ!

Аня встретила меня у лифта, показав охраннику гостевую карту и провела меня в номер. Едва я вошел, Катя бросилась на меня, но почти сразу отпрянула и показала на душ. И когда девочка, жившая на улице, успела стать такой брезгливой?

После душа я надел халат и отправил Аню в магазин при отеле найти мне какую-то одежду. Пока она выполняла это поручение, даже не пытаясь спорить, я связался с Владиленом.

- Есть что-то?
- Еще ищут. Пока - ничего. Регистрацию она точно не делала. Если и жила, то без нее. Я в прошлый раз не договорил, - обратился Владилен.
- Телефон разрядился.
- Я так и понял. Но я уже все сделал сам - взял отпуск за свой счет и купил билет до Самары. Завтра ночью прилетаю. Встречать не надо, только телефон не отключай, я сяду в такси и наберу - назовешь адрес.
- Это будет отлично, - не скрывал я своей радости. - Любая помощь не будет лишней.
- Ты же компьютерный задохлик и силовая поддержка не помешает, - хмыкнул в трубку Владилен.
- Задрот, Влад. Это называется задрот а не компьютерный задохлик, - улыбнулся своим мыслям я.
- Буду знать. Жди. И постарайся ничего без меня не предпринимать, - сказал Владилен и положил трубку.

Вернулась Аня. Из открытых был только какой-то фешенебельный бутик. Я получил в пользование набор нижнего белья, белый парусиновый костюм и белые мокасины.

- Весь в белом, - озадачено протянул я, разглядывая цены на бирках. Покупая такие вещи, можно легко разориться.
- Уж что было, - ответила Аня и потом переключилась на детей. - А вы почему еще не спите? Скоро полночь! Я понимаю, что у нас приключение, но надо и меру знать!
- Ну, мам! - Заныл Женька.
- Немамкай, быстро чистить зубы и в постель. И ты, королевишна, туда же! - Аня легонько шлепнула по заду Катю. Дети с видимым неудовольствием потянулись в ванную комнату. Зашумела вода. Аня подошла ко мне и коротко поцеловала. - Нам действительно грозит опасность?
- Она безумна. При мне приказала выбросить за борт ребенка, чтобы я не сомневался в серьезности ее намерений.
- Ребенка? - Аня подняла брови.
- Да, мальчика, сына одной из пассажирок. А потом устроила комедию с поиском мальчика по всему парому и утешая убитую горем мать.
- Я ее недооценивала, - Аня опустила голову вниз. - Что ты планируешь делать?
- Найти ее раньше, чем она найдет нас. Это единственное, что позволит перевести игру на ее половину поля.
- Это не игра, - осуждающе вздохнула Аня.
- Не для нее, - возразил я. - Она пытается мне что-то доказать, заставляя суетиться и смотреть на то, как все вокруг меня разрушается. Ей важно, чтобы я знал, что это она манипулирует реальностью вокруг меня. Будь я один, это было бы нестрашно - мне особо нечего терять. Но теперь у меня есть Катя, - я на мгновение остановился. - И снова есть ты. Я не хочу ничего из этого потерять. Я должен ее опередить!
- Ты справишься, - серьезно сказала Аня. - Все будет в порядке.

Дети вернулись из ванной и Аня отправила их в постель. Номер был из двух комнат, соединенных аркой. Чтобы не мешать детям засыпать, Аня выключила свет и в большой комнате, после того, как разложила диван. Потом она вышла в прихожую, где зажгла бра и что-то достала из сумки. Когда Аня вернулась, то протянула мне мой планшет с клавиатурой.

- Вот про одежду я не подумала, а этой своей штуке, решила, что будешь рад, - я улыбнулся и нежно чмокнул ее в губы.
- Ты - супер!
- Супер-пупер, - фыркнула Аня. - Я в душ.

Я вошел в сеть и просмотрел новости. Оказывается, уже неделя прошла с момента моего отъезда. Но такое впечатление, что ничего не изменилось. Словно я и не был нигде, не трясся в долгой дороге, пересекая несколько стран. Новости ничего не значат. Чтобы не произошло, это в глобальном плане мало что меняет. Так что не стоит лишний раз тратить время на их чтение.

Я проверил статистику, ответил на письма и почувствовал, как я устал. Не физически, морально. Мозг просто отказывался воспринимать информацию. Он словно шептал "спи, дурашка, тебе завтра понадобятся все силы". Я лег, накинув сверху пододеяльник без одеяла - было жарко. Но как только я лег, все желание сна прошло. Я просто лежал и смотрел, как играют на окне блики от проезжающих мимо отеля автомобилей.

В комнату тихонько вошла Аня и легла рядом. Она обняла меня, как никогда не обнимала вообще, стараясь подчеркнуть свою независимость. А сегодня она была маленькой испуганной женщиной, которой хотелось защиты. Я повернулся к ней и поцеловал, она спрятала голову у меня на груди. Мы просто лежали и думали каждый о своем. Спустя какое-то время ее дыхание выровнялось - она уснула. Я уснуть не мог, накручивая ее локон на палец и распуская обратно.

Все мечтают о драйве, о возможности так раскрасить свою жизнь, чтобы кровь бурлила в жилах. Когда сидишь по десять часов в сутки за компьютером, порой кажется, что жизнь пролетает мимо. Что еще несколько лет, и ты в силу возраста никогда не сможешь попробовать все: взойти на гору, прыгнуть с парашютом, нырнуть с аквалангом. И так хочется проверить себя в этом, но нет возможности.

А вот я - нет. Я бы предпочел сидеть тихо в своей квартире и заниматься тем, что понимаю. В свободное же время радоваться простым вещам, которые обычно в погоне за драйвом как-то бледнеют и становятся незаметными. Я бы не променял сейчас женскую голову с рассыпавшимися волосами у меня на груди ни на один прыжок с парашютом. Я бы предпочел прогуливаться с детьми по парку вместо того, чтобы бегать в поисках сумасшедшей хакерши. Я бы хотел спокойно строгать новые сайты и получать небольшую прибыль, нежели строить очередную пирамиду, которая захватит умы миллионов людей.

Утро само постучалось в окно первыми лучами солнца. Я так и не заснул ни на мгновение. Осторожно выбравшись из-под Ани, я отправился в ванную, чтобы отлить и почистить зубы. Когда я закончил с первым, то почувствовал, что дверь открылась.

- Тебя не учили стучаться? - Я обернулся. Аня стояла абсолютно нагая и хитро улыбалась.
- Дети еще спят. У нас есть немного времени, - прошептала она.

Черт бы побрал эти семейные правила и подлаживание под детей. Мне это решительно не нравилось.

Когда все встали, мы заказали завтрак в номер. Уплетая бутерброды под кофе, я принял звонок от Владилена.

- Приятного аппетита, - приветствовал он, заслышав мое чавканье. - Нашлась одна квартира. Не знаю, то это или нет, но оформлено на некую В.Мухаметшину. Куплена в начале прошлого года. Проживает в ней кто-то или нет - неизвестно, прописку точно никто не оформлял.
- Я съезжу, только пришли на мою почту ее фотографию - у меня нет с собой.
- Хорошо. Будь осторожен.
- Я только соседей поспрашиваю и все. Чуть что - сразу руки в ноги.
- Вот и славненько, я созвонился с одним своим товарищем, он оказывается перешел на командную должность в самарский филиал конторы. Он меня встретит и поможет с другими моментами. Так что звонить я буду, когда уже доеду до города. Скорей всего, нам понадобится сначала заскочить к нему. На всякий случая я дал ему твой телефон, его зовут Игорь. Он, возможно, вечером после службы тебя наберет, подъедет, проверит.
- Не надо!
- Надо-надо. Ты же задрот, а он - действующий майор ФСБ, - рассмеялся Владилен.
- Хорошо.
- Да ничего хорошего. Отзвонись, как проверишь квартиру. Я сейчас смской скину адрес и телефон Игоря, чтобы ты не испугался незнакомого номера.

Владилен положил трубку, а спустя несколько минут пришла смс. Адрес значился в другой части города.

- Куда-то надо съездить? - Спросила Аня.
- Да. Надо проверить один адрес. Вы будьте здесь, никуда не ходите по возможности и никому не открывайте. Чуть что, звоните охране на рецепцию и мне.
- Понятно. Будь осторожен.
- Буду. Мне теперь есть что терять, - уверенно ответил я.

Я вызвал такси, у меня было с собой несколько тысяч рублей, и я мог позволить не мотаться общественным транспортом. Внизу на рецепции мне распечатали фотографию на цветном принтере. Но я вдруг увидел в холле фототерминал и распечатал фото снова уже на фотобумаге - показывать такое фото лучше, чем распечатку на обычной бумаге. Спустя полчаса водитель забрал меня у входа и повез меня в район Юнгородка. Квартира была куплена именно там.

Небольшой уютный двор, высотка, лавочки у подъездов. Мило и тихо. У Вероники был вкус на недвижимость. Я быстро нашел нужный мне подъезд и позвонил в квартиру на первом этаже. Открыла старушка лет шестидесяти.

- Тебе чего?
- Я к сестре приехал, а ее нет. Хотел узнать, может я адресом ошибся.
- Какой адрес? - Я назвал номер квартиры и дом. - Да, этот.
- Но никто не открывает! - Взмолился я. - Может вы посмотрите на фото и скажете, она это там живет или нет. Она должна быть дома!
- Давай свое фото, - пробурчала старушка и посмотрела на меня, словно я собирался ее ограбить. Я достал фото. - Она. Только, милок, она давно тут не живет. Еще зимой уехала куда-то и не возвращалась. В квартире никто не живет.
- Может, мы разминулись по дороге?
- Может, - согласилась старушка, давая понять, что аудиенция окончена.
- Спасибо, подожду ее у дома, - поблагодарил я.

Конечно, я не собирался никого ждать у дома. Квартира у Вероники была, но она покинула ее после нашей ссоры. Если она и собиралась вернуться сюда, то я вряд ли мог ей чем-то помешать. Я скинул Владилену смс, подтверждающее владение квартирой девушкой. Он ответил, что принял это к сведению. Пора возвращаться обратно в гостиницу.

Я поехал в этот раз на метро, не желая ожидать такси. Вышел в центре и прошелся немного пешком, заглянув в пару магазинов. Все так переменилось в наших отношениях с Аней, что мне хотелось сделать ей новый подарок. И потом еще один. И снова.

Спустя пару часов я уже поднимался на лифте к номеру. Подошел и открыл своей картой - Аня утром поделилась вторым ключом. В номере никого не было. Ушли на обед? Я достал телефон, чтобы набрать номер Ани, но он зазвонил сам.

- Привет, - поздоровалась Вероника. - Ты когда-нибудь слышал об услуге "Навигатор" у твоего оператора?
- Ты это к чему?
- Очень простая и полезная услуга. Ты регистрируешь со своего телефона номер, а потом с этого номера отправляешь смску с кодом. И все. Теперь куда бы не пошел носитель зарегистрированного номера, тебе достаточно отправить смску с запросом и в ответ придет примерный адрес и ссылка на кусочек карты. Очень удобно. И, главное, абсолютно легально, - закончила Вероника. - Я рассчитывала, что ты не сменишь симку. И ты полностью оправдал мое доверие.
- Ты использовала меня, чтобы найти ребенка, - разочарованно проговорил я.
- Я нашла даже больше чем искала. У меня теперь целых трое гостей. Не хочешь нас навестить? Время заканчивать всю эту слишком затянувшуюся историю.
- Где дети и Аня?! Только посмей с ними что-то сделать! - Я кричал в трубку, судорожно соображая что же мне предпринять.
- Уже обед. Я сегодня подготовлю место для встречи, а завтра приезжай. Я позвоню и сообщу адрес, - не обращая внимания на мою истерику, сказала Вероника.
- Только попробуй причинить им вред! - Я не понимал, что ору уже в замолчавшую трубку. Я бросил предавший меня телефон на стол и без сил опустился на диван. Вероника снова меня переиграла по всем статьям.

пятница, 26 апреля 2013 г.

Глава 2-17. Hack-day для оркестра с паромом

Я сначала занял место по расписанию, но через какое-то время заметил, что народ не сидит на месте. Почти все пассажиры медленно перемещались по палубам: сидеть на неудобных пластиковых креслах никому не хотелось. Паром должен был пробыть в пути несколько долгих часов, так что мои спутники пользовались возможностью разобраться в устройстве несущего нас корабля, так как за бортом смотреть уже давно было некуда: океан, он и есть океан - вода на сотни километров вокруг.

Так что и я, спустя пару часов, стал пробовать отлучаться и исследовать палубы. Меньше всего были заполнены палубы, где стояли автомобили. Больше всего - верхние. Кто-то пытался принимать солнечные ванны, остальные просто ловили потоки встречного ветра в попытках охладиться. Ни одного кондиционера на судне не было.

Я нашел Веронику на корме нижней палубы. Она была без автомобиля, насколько я знал, но заняла место именно позади них, наблюдая пенный хвост от работы моторов корабля. Я стоял за металлической опорой, обшитой крупными клепками, и смотрел на нее. По-своему, она была прекрасна в этот момент: в длинной юбке, колыхающейся в ответ на порывы ветра, в свободной хлопковой блузе, в платке из шифона, прикрывающем ее темные волосы от палящего солнца, в очках, закрывающих половину лица, но придающих особенный шарм и загадочность. Однако, к тому моменту внутри меня скопился такой заряд ненависти, что хотелось подойти и что-то сделать с ней.

- Не прячься, - вдруг сказала она, хотя я был у нее за спиной. - Давай, давай. Я знаю, что ты стоишь и наблюдаешь. Я видела тебя возле виллы. И видела, как ты последовал за мной. Так что выбирайся и имей смелость подойти поближе.

Я почувствовал, словно меня поймали на подглядывании за девушкой в ванной. Я вышел из тени и приблизился к Веронике. Она насмешливо посмотрела на меня.

- Думаешь о том, не сбросить ли меня в море? Чтобы все проблемы одним мигом?

Я промолчал. Подобная мысль мелькала у меня, но я не убийца. Вероника рассмеялась. На ее смех из тени выступил тот самый азиат-громила, которого я видел возле виллы.

- Ease up, Jim! - Тихо, но настойчиво отрезала Вероника и потом обратилась ко мне. - Ты же не собираешься причинить мне вред? Джим иногда нетерпелив.
- Не сегодня, - скрипя зубами, признал поражение я.
- Я так и думала, - улыбнулась Вероника. - Джим не совсем Джим, но у него такое путанное имя, вроде джи-ме-вон-джи-бла-бла, что я никак не могу его запомнить.
- Твоя охрана?
- Если это нужно, - ответила девушка. Вероника повернулась и оперлась спиной на ограждение, запрокинув на мгновение голову, чтобы взглянуть на палящее солнце. Затем она обратилась ко мне. - О чем ты хочешь узнать?

Я не ответил. На языке вертелось несколько вопросов, но вряд ли я получу на них ответы.

- Не знаю, кто придумал эти сказки про всемогущество хакеров, - вдруг сказала Вероника. - Большинство из них - мальчишки с софтом, начитавшиеся закрытых форумов. Берут чужие методики, ковыряются в сайтах, заливают дефейсы и хвастаются этим среди таких же школьников. Только единицы из них могут провернуть операции с поимкой паролей без брута или инжекта - на одной психологии. И совсем уж редки случаи, когда кто-то пишет или заказывает свой софт для проникновения. Это дорого, долго и надо понимать, что и для чего тебе нужно.

Признаюсь, в этот момент ей удалось меня заинтересовать.

- Иногда мне кажется, что все эти книжки и фильмы про хакеров придумали сами хакеры, чтобы отвлечь от себя внимание. Большинство описанного в них - неправда. И про их желание сломать систему - тоже неправда. И про сопротивление - неправда. Все, кого я знаю, просто зарабатывают деньги.
- Воруют, - прервал я.
- Смотря с какой стороны на это смотреть, не банки ли воруют у нас деньги, когда выдают кредиты под грабительские проценты? - возразила Вероника. - Ты же не пробовал сделать софт, способный незаметно войти в банковскую систему. Это месяцы кропотливого труда без особой надежды на успех. И награда далеко не всегда компенсирует затраты.
- Не заливай, - рассмеялся я.
- Не прерывай меня, - отрезала Вероника, резко выпрямившись. Но буквально через секунду она улыбнулась, расслабилась и продолжила. - Я довольно долго думала, что сменив главную страницу сайта, я чего-то достигала. Какой я теперь кажусь смешной тогда. Нет, чтобы незаметно залить лом из нужных страниц или ссылок, чтобы извлекать прибыль - я крошила чужие сайты чужим софтом и считала себя настоящим разрушителем, хакером-самородком. А потом я наткнулась на обсуждение темы заработка на взломах и перешла на другой уровень. Туда, где неинтересно играться, выискивая стандартные ошибки в движках. Слишком много охотников поковыряться в таких сайтах. Я нашла людей, которые искали свой путь, свою маленькую нишу, чтобы извлекать заработок на ней долгими месяцами.

Вероника поправила выбившуюся прядь.

- Но все это мелочи. Высшая лига - это там, где играют со своим софтом. Например, можно создать свой ботнет. Заразить чужой компьютер небольшой программой, которая потом будет отнимать часть твоего траффика, не так уж сложно. Хотя самые простые и популярные для этого программы, выложенные на форумах, не слишком хороши: сжирают весь пользовательский траффик и быстро вычищаются антивирусами. Штучные изделия, на заказ, не так грубы, работают незаметно, и часто пользователь живет и работает с ними годами. Свой ботнет я растила три года. Понемногу, не торопясь. Сегодня у меня больше десяти миллионов зараженных компьютеров, а его силу ты уже почуствовал на биллинге. Но я не продаю его мощности как другие, более жадные хакеры. Им хочется денег прямо сейчас, а я могу и подождать. У меня свои планы на него.

Вероника замолчала, потом повернулась к воде и плюнула в пену за кораблем, проследив, как плевок падает в воду.

- Есть конечно и те, о которых ходят легенды. Сотрудники военных разведок, немногочисленные программисты, перешедшие некий порог знаний об Интернете, как о среде обитания. Они непубличны. Им плевать на всю возню вокруг хакинга в целом. Они не пишут на форумах. Они не публикуют манифестов. Они не стараются заслужить репутацию. Когда я сталкиваюсь с необъяснимым в сети, то не стараюсь разобраться - я отступаю. Чтобы не мешать. Ты можешь годами работать за своим компьютером и не знать, что твой компьютер - одна из микроточек в чьем-то плане.
- А что скажешь про кардинг?
- Бытовуха. Отлаженная система. Одни сливают из банков или магазинов данные карт, другие делают клоны, третьи работают с дропами. Далеко не всегда для этого нужно быть хакером. Можно сделать свой магазин, продавать какие-то популярные товары, но когда подходит момент оплаты, ты отправляешь человека не на биллинг, а на специальную страницу, где пользователь сам сдает данные своей карты и только потом перекидываешь на биллинг. Я знаю человека, у которого несколько десятков таких магазинов. Он постоянно закрывает одни и открывает другие. С закрытых собирает данные карт и продает на форумах. А кто-то просто выносит данные со службы. Думаешь базу Sony кто-то ломал? Ее вынесли сами сотрудники, - криво умыльнулась Вероника.
- Нет ничего необъяснимого?
- Нет. Пока ты не заходишь слишком далеко.
- И ты...
- Только личинка. Расту. Понемногу. Возможно, когда-то придет время, чтобы я также пропала из видимости.

Мы молчали и смотрели на пенный след за кораблем.

- А ты когда-то сталкивалась...
- С призраками? Нет. Может быть. Я не знаю. Зачем гадать о том, в чем не понимаешь. Сначала ты просто используешь чей-то софт, потом заказываешь свой. Потом учишь психологию. Но это не значит, что ты поймешь, что за тобой кто-то следит на уровне системы. Иногда это большой брат. Иногда - кто-то третий.
- Что-то не верится.
- Все антивирусники следят за тобой. Какой бы ты не поставил. Некоторые конторы даже пишут вирусы, чтобы их покупали быстрее и лучше. Стоит ли удивляться, что мы узнаем о каких-то вирусах только от одной из компаний, но не от всех или хотя бы нескольких. Сделали, выпустили, заразили, объявили, вылечили. Тогда как главный вирус - их программа, теперь стоит и следит за тобой.
- Зачем им это?
- Кому как. Большинство просто хотят больше денег. Больше страха заражения, больше установок, больше прибыли. Достаточно, например, регулярно выбрасывать сообщения о возможности заражения, и ты будешь продлевать аренду приложения снова и снова. Кто-то просто собирает информацию и продает ее. Кто-то старается по мелочи использовать ресурсы. Большинство пользователей жалуется на то, что антивирусы берут много памяти и слишком часто обновляются. Думаешь, это просто так? Проверка текущих процессов отнимает не так много времени, как это уходит у антивирусов. А обновление - повод заставить включить Интернет и дать канал для отправки данных. Иногда мне кажется, что антивирусники действительно защищают от вирусов только потому, что они как бы крышуют твой компьютер, не позволяя другим занять это место.
- Может быть, - согласился я.
- Информация - это все. Ты только первый раз включил компьютер, а уже попал в десятки баз - компании, создающей операционную систему, производителя компьютера, производителя антивируса, еще нескольких программ, собирающих информацию через анкету или берущих прямо из оси. Главные хакеры - они не вне системы. Они и есть система.
- И ты? - Я спросил больше для того, чтобы продолжить разговор, нежели верил в это.
- Я? - Рассмеялась Вероника. - Нет. Конечно, нет. Я так, мусор. Или мусорщик... Кстати, ты не представляешь, сколько ценного порой оказывается в мусоре. Всем кажется, что стоит швырнуть бумажку или файл в корзину, и он исчезает навсегда. Отнюдь. Грамотный мусорщик найдет, расправит, разберется и использует. Множество систем было взломано только благодаря мусору. Свой самый первый взлом я сделала, когда случайно увидела в деканате, как секретарь бросает смятую бумажку с паролями к админке тестов в корзину под ногами. Я ждала возле двери три часа и, когда она вышла на обед, перекопала мусорку в поисках нужного куска бумаги. В итоге наша группа сдала все на пять.
- Это же обман...
- А что не обман?
- То, что не требует для отгадки загадки смотреть последнюю страницу.
- Смешной. Как же выиграть по таким правилам? Как купить нужные акции, если ты не знаешь, что они подорожают? Как вложить в выборы нужного кандидата, если понятия не имеешь, каковы его шансы пройти в Думу? Как потратить деньги на поездку и не оказаться в слишком разрекламированной дыре, если заранее не получить о ней достоверную информацию? Когда знаешь все заранее, то можешь избежать множества проблем. Совсем необязательно для этого становиться хакером.
- Разве так интересно жить? Когда все знаешь.
- Никто не знает всего. Но когда ты знаешь максимум из возможного, жить проще. Умеешь просчитать каждый шаг соперника - ты хороший игрок. Можешь подправить правила игры - ты шулер. Когда создаешь правила - ты Бог.

Я посмотрел на Веронику. Она раскраснелась, убеждая меня в своей точке зрения. Волосы ее растрепались, платок упал на плечи. Так недалеко и до солнечного удара.

- Что-то мы разболтались. Ты, кажется, хотел меня утопить.
- Это ты так решила.
- Я редко ошибаюсь.
- Иногда полезно.
- Не сегодня.

Наша пикировка приняла характер шутливой перепалки, даже Джим вышел из своего убежища, чтобы проверить, что хозяйке ничего не угрожает, но, повинуясь тяжелому взгляду Вероники, ретировался обратно.

- Не хочешь...
- Не хочу, - оборвал я.
- Я имела в виду по бокалу коктейля.
- А я имел в виду то, что имел.

Вероника снова расхохоталась, взяла меня за руку и потащила в корабельное кафе. За нами на удалении в три метра следовал ее телохранитель. В кафе Вероника заказала два коктейля. Я пить не хотел, но бокал дайкири принял. В конце концов как-то надо было скоротать время.

- Посмотри на них, - повела бокалом Вероника. - Все они кто?
- Люди, - неохотно ответил я.
- Они - никто. Неспособные что-то изменить, они следуют в кильватере начертанной кем-то судьбы. Родился, пошел в детский сад, потом в школу, университет, работа, дом, жена, дети, дача. И в финале всего - могила на городском кладбище. А ведь каждый из них мечтает что-то изменить. Каждый божий день. Они открывают вечером или на работе сайт, входят и пишут статус, что им наплевать, что они короли своей судьбы, что они могут все, если только захотят. Но стоит деавторизоваться, и перед нами снова кусок говна в дешевом костюме, едущий на метро в свою съемную или ипотечную квартиру на окраине Москвы, - Вероника сейчас говорила совсем не о пассажирах парома.
- У них есть и свои радости.
- Какие? Премия? Поездка в Египет? Рождение очередного чада и набор подарков от родственников? Поверь, эти люди запутались в своем колесе, в которое однажды зашли. Они продолжают бежать, думая, что двигаются вперед, но вот новость - дорога-то не меняется, хотя километры наматываются все быстрее.
- Это не повод идти против закона.
- Не против закона. Законы придумывают люди. Идти надо против системы. Тебя держат за корову. Так докажи, что ты не просто кусок мяса в пятнистой коже. Сломай систему. Сделай что-то такое, что не укладывается в рамки и используй это себе на пользу. Знаешь, как устроено зрение у лягушек? Они видят только то, что движется. Стоит научиться двигаться так, чтобы казалось, что ты практически этого не делаешь, и ты сможешь подобраться к лягушке сколь угодно близко. Примерно также устроены датчики движения в охранных системах: если двигаться медленно, то они тебя не видят. Научись жить так, чтобы система потеряла тебя из виду и проблема решена.
- Какая проблема?
- Любая, - озлилась Вероника. - Хочешь эксперимент? Прямо здесь. Без всяких там компьютеров. Jim! Come over. This white guy wants to make sure you don't like it when someone fucks around with security here. There is a little boy downstairs, he is playing hide-and-seek with his mother. Throw him secretly overboard.

Я ничего не понял из реплики, обращенной к азиату, но он вдруг сощурил глаза и отправился на нижнюю палубу. Вероника почти насильно потащила меня за ним, держась в паре десятков метров сзади. Азиат остановился в центре нижней палубы и оглянулся. Потом двинулся в сторону белого подержанного ниссана. Он вытащил оттуда мальчишку-азиата лет десяти, заткнув ему рот и держа за шею.

- Что он собирается делать?! - Закричал я. Но Вероника только шикнула на меня.
- Смотри, вот там - его мать, - показала она на другой конец палубы, где между автомобилей молодая тайка в цветастом платье высматривала что-то.

Джим тем временем добрался до края палубы и осторожно перекинул ребенка через борт. Я даже всплеска не услышал.

- Зачем он это сделал?!
- Он хотел показать тебе, что шутки кончились. Но главное сейчас не это, - Вероника отдала недопитый бокал и направилась к тайке. Когда она подошла, то перекинулась с женщиной несколькими словами. Потом подозвала азиата, который тоже подошел с каменным лицом, словно и не выкинул за минуту до этого ребенка в океан. Только я подумал, что стану свидетелем двойного убийства, как тайка, Вероника и азиат разошлись в разные стороны, нагибаясь возле каждой машины. Когда Вероника кого-то встречала, то сообщала ему несколько коротких фраз и к поискам присоединялся еще один человек. Ищущих ребенка становилось все больше и больше. Через какое-то время стали подключаться люди со второй палубы, потом с верхней. Несколько раз по внутреннему радио голос о чем-то просил на тайском - я только мог догадываться, что это тоже относится к поискам ребенка. Не в силах наблюдать этот фарс, я поднялся в кафе. И обнаружил, что я единственный, не считая нескольких абсолютно пьяных пассажиров, кто не ищет ребенка.

Поиски продолжались всю дорогу до Джорджтауна, но Вероника уже не принимала в них участия. Она сидела рядом с тайкой в кафе и утешала ее, время от времени бросая лукавый взгляд на меня. Наконец, перед самым портом она подошла ко мне и бросила.

- А ты говоришь, компьютеры. Взламывают людей, а не машины. Машины - только инструмент. Пойдем, - махнула она. - Нам нужно быть поближе к выходу, пока не началась заварушка с участием властей. Ты же не бросишь меня?

Азиат сзади красноречиво подтверждал правоту ее слов.

Джорджтаун - огромный город, размазанный по большой площади. Малоэтажные постройки вдруг сменяются небоскребами из монолита и потом переходят в трущобы. Но мне было не до изучения городских красот. Контролируемый азиатом, я послушно следовал за Вероникой, пытаясь на ходу придумать план хотя бы побега. О какой-то мести я даже не думал. Было по-настоящему страшно.

Вероника сняла денег в банке - несколько тысяч долларов, судя по величине пачки. Затем мы поехали в аэропорт, где она купила всем билеты до Душанбе. Рейс должен был отправиться вечером, так что Вероника для ожидания сняла гостиницу - небольшой гест с отдельным входом. Когда мы расположились в нем, девушка заняла кресло возле приоткрытого окна,  достала планшет и полезла в сеть. Я заметил, что вошла она через VPN-клиент. Вряд ли кто-то мог нам угрожать здесь, но от некоторых привычек вроде того, как хранить анонимность везде и всегда, трудно избавиться.

Больше она со мной не разговаривала. Азиат тоже не мог быть хорошим собеседником. Телефон у меня отобрали и вынули батарею, а потом вернули обратно. Я сидел на кровати и смотрел буклеты, которые нашел в номере. Громила сидел на другой кровати напротив и смотрел на меня.

Несколько раз Вероника выходила, чтобы сделать звонки или купить еды. Я мог только сходить в туалет, но там не было даже окон. Подать сигнал, начать сопротивляться? В незнакомой стране без знания языка я вряд ли мог чего-то добиться. Надежда была только на то, что меня ищут. С другой стороны, что мои возможные спасители могли сделать? Я не шпион и не государственный деятель. Если пропаду в далекой азиатской стране, никто и не хватится.

Грели мою душу только две мысли: я рядом с Вероникой - ее теперь не нужно искать, и меня не собирались убивать, как мальчика на пароме. Я был нужен ей для чего-то, что я пока не понимал.

- Интернет хоть можно глянуть? - Попросил я. Вероника вскинула голову.
- Соскучился? Извини, свои игрушки я никому не даю, а другой железки тут нет. Потерпи, немного осталось. Займи себя чем-нибудь. Сходи, что ли, в туалет подрочи, - она снова вернулась к просмотру сайтов.

Во время регистрации на самолет я выглядывал людей в форме - вдруг кто-то ищет меня по фотографии. Но нет, те, что были, занимались своим делом, некоторые переговаривались между собой или прохаживались по залу. Девушка заметила мой взгляд и тихо проговорила.

- Не советую. Местные тюрьмы - настоящий ад. И когда тебя возьмут, еще неясно, кто из нас будет подозреваемый.

Самолет, старый боинг, тяжело разогнался и, словно кряхтя как пенсионер на лестнице десятиэтажного дома, натужно взлетел. Почти все кресла с драной обивкой были заняты. Мы сидели впереди. В теории это были места бизнес-класса, но время не пощадило и этот сегмент салона: кроме большего пространства для ног ничего не подтверждало их неразумно высокую цену. Правда, кое-что из обслуживания бизнес-класса мы получили: страшненькая стюардесса в застиранной форме принесла на выбор спиртное в маленьких бутылочках. Вероника и азиат отказались, а я сгреб несколько штук и вылил их все в один пластиковый стакан. Если уж не могу контролировать ситуацию, то лучше просто выспаться. Алкоголь пощадил мой мозг и выключил его до самой посадки.

В Душанбе мы остановились в обшарпанной гостинице, где не было ни горячей, ни холодной воды - ее включали только на два часа вечером. Пока азиат сверлил меня глазами, а я обливался потом и желанием его придушить, Вероника искала транспорт. Почему мы не могли вылететь в Москву, а именно туда она отправлялась, я не понимал. Сообщение безвизовое, рейсы каждый день. Нет, она искала именно наземный транспорт.

В конце концов, мы выехали вместе с дальнобойщиком, везущем бахчевые в Оренбург, где они будут выгружены, перемаркированы, как выращенные в России, и отправлены дальше. Дальнобойщик всю дорогу по-отечески флиртовал с Вероникой. Она сдержанно шутила с ним. Я и азиат сидели сзади на кровати для напарника. Дальнобойщик работал один. Как он рассказал, его сын работал в России, на присылаемые деньги удалось купить подержанный грузовик. Потом он стал возить товар в Россию, немного поднялся, добавил переводы от сына и купил другой грузовик - с прицепом. Старый и постоянно ломающийся, зато недорого и на ходу. Брать напарника он не хотел - грузовик его и брать кого-то в пару, значит, делиться доходом. А после всех взяток на дороге, оплаты за бензин и ремонт не так уж много оставалось. Для семьи из десяти человек хватало только на еду и немного откладывать, чтобы купить новый грузовик. Сын поможет, - надеялся, улыбаясь беззубым ртом пожилой, но еще крепкий таджик.

Несколько раз приходилось платить взятку местной полиции. По меркам Москвы - совсем недорого. Водитель объяснил, что взятки на дорогах - это как зарплата для полицейских. Платят мало, каждый зарабатывает как может. В Душанбе стараются штрафовать за все подряд туристов. Если те посылают, то дело может дойти до просьбы подать небольшую сумму. Со своими гражданами стражи порядка особо не церемонятся - на все есть определенная такса. Плати и делай что хочешь, хоть марихуану и мак выращивай. Никто и слова не скажет, пока платишь.

После этих слов у меня закрались сомнения, что мы везем бахчевые. Не хотелось бы стать еще и соучастником наркопреступления.

Спидометр накручивал километры, мы лишь изредка останавливались, чтобы поесть и сходить  в туалет. Таджикистан и Узбекистан кончились быстро, дольше всего тянулся Казахстан. Бесконечная степь без намеков на то, что здесь есть жизнь.

Перед границей водитель нас высадил и объяснил, как можно обойти блокпост. А сам поехал вперед. Мы проделали круг в пару километров пешком, где нас ждал наш дальнобойщик. Мы, усталые и грязные продолжили путь уже в России, по сути попав в нее нелегально. Я подумал, что мне еще долго придется объяснять при следующей поездке пограничникам, почему штамп выезда у меня есть, а вот въезда отсутствует. Если, конечно, доживу до этой поездки.

- Извини, придется тебя связать, - объявила Вероника, когда мы попрощались с водителем на окраине Оренбурга. - Здесь не Азия, язык ты знаешь, можешь позвать на помощь. А ты мне нужен. Не хотелось бы с тобой прощаться перед важными событиями.

Я насмешливо протянул перед ней руки.

- Не здесь. Я сняла квартиру, пока мы ехали. Там и свяжем. Jim, grab him by the hand so he doesn't run off, - Азиат подошел и взял меня за руку, как будто мы в детском саду. Рука у него была холодная и крепкая. Вероника отошла для разговора по телефону. - Я уже в России, она на месте?... Хорошо... Да... Я скоро буду, - затем девушка вернулась к нам. - Планы изменились. Москва отменяется. Женя, ты свободен.
- В смысле? - Поинтересовался я.
- В смысле - вали! Больше ты не нужен. Я нашла ее. Хотя скучно было бы не дать тебе шанса обыграть меня. Вот тебе твоя батарея от телефона и сотня баксов для разгона. Беги, Форест, беги! Посмотрим, кто доберется первым, - Вероника ухмыльнулась, но лишь на мгновение, затем ее лицо стало хмурым и жестким. - Удиви меня.

Девушка тормознула попутку и села в нее вместе с Джимом. Я остался на улице, а по моей спине бежали мурашки. Я мог предположить только одно: Вероника нашла Катю. И я не мог ее обогнать. Никак. Только предупредить и рассчитывать, что Ане хватит ума исчезнуть до появления Вероники.