Реклама

суббота, 27 апреля 2013 г.

Глава 2-20. И возгорится пламя

- Удивлен? - Вероника криво усмехнулась. - Ты не в моем вкусе. А Вере, ничего, нравился. Присядь, я тебе расскажу небольшую историю.

Я оставил от стола стул и сел. Ноги, и правда, дали слабину от таких новостей.

- Жила-была девочка, сама виновата. Мы с Верой получились разные. Во всем, кроме внешности. Ее больше интересовали мальчики и гулянки. Меня - библиотека и компьютер. Я ходила сдавать за нее экзамены, она знакомилась с мальчиками и сдавала их мне в аренду. Чтобы никто ничего не заподозрил, мы старались держаться в форме, пользоваться одной косметикой и носить разную одежду. Поэтому, для всех видимо разные близнецы, могли поменяться одеждой и стать на время друг другом. Вера получала хорошие оценки, я - секс, когда мне этого хотелось. Вполне хороший обмен, как мне казалось.

Вероника оперлась о стену спиной так, что ноги встали почти под сорок пять градусов.

- Потом я поступила в МИФИ и уехала в Москву. Вера поступила в Казанский Государственный, но не протянула дальше первого курса. Легко увлекающаяся она встретила не того парня. Он подсадил ее на героин, и мы с родителями стали ее терять. Поэтому я забрала ее из Казани и поместила в клинику в Москве. Она выкарабкалась. Не сразу, но смогла. Учиться снова не пошла, но я нашла ей хорошее место без требования образования: продавцом в ювелирном салоне. Мы опять были, как в школе: постоянно держались вместе, только уже не менялись - нужда в этом исчезла.

Вероника, наконец, сползла на пол и обхватила руками колени.

- Я старалась всегда быть рядом, следить за ней. Но не могла делать это постоянно. После МИФИ я искала работу, начала заниматься хакингом, мне требовались все сутки целиком. Я не могла больше сопровождать Веру на каждой ее гулянке. Я поверила ей, поверила, что она полностью излечилась. Почти пять лет и ни одного рецидива, - в глазах девушки блеснули слезы. - Но эти ночные клубы Москвы, полные соблазнов. Она снова начала принимать, сначала таблетки, а потом и героин. Она не могла попросить у меня денег или помощи, поэтому украла неколько вещей с работы. Ее поймали - в салоне велось видеонаблюдение. Я на коленях вымолила прощение у директора магазина и оплатила украденные цацки. А Веру отправила подальше из Москвы. Тогда я уже начала неплохо поднимать на хакинге и на заработанное купила квартиру в Самаре, а саму устроила в клинику. Снова длительное лечение, снова рецессия. Врач обязал ее проходить каждый месяц от двух до семи дней в клинике, чтобы держать процесс излечения под контролем.

Вероника посмотрела на меня.

- И тут появился ты. Она так хотела тебе понравится. Ты был прямо я, только с яйцами. Я постоянно за компьютерам и ты тоже. Она не раз и не два стояла у меня за спиной, пытаясь понять, чем я занимаюсь. Уверена, что и за твоей спиной стояла. Дико раздражает, кстати, - глаза девушки полыхнули огнем. - Представь себе мое состояние, когда я узнала, что ее компьютерный кавалер с квартирой и машиной - это ты. Признаюсь, в тот момент я была даже рада этому. Уж лучше такой, чем очередной хлыщ с наркозависимостью. Но потом она стала подозревать. Проследила за тобой вместо того, чтобы поехать в клинику. И все, она сорвалась. Слетела с катушек. Пошла в ближайший ночной клуб и нагрузилась какой-то дрянью. Я нашла ее в притоне, сняла с нее таких же упоротых ублюдков и притащила в клинику. Но было поздно.

Две капли, по одной из глаза, проторили дорожки по направлению к линии губ.

- Необратимые изменения психики. Мозг - слишком тонкий инструмент, чтобы можно было так часто его испытывать наркотиками. Теперь она лишь иногда ненадолго приходит в себя, врачи называют это моментами озарения, инсайтами. В остальное время она старая развалина с трясущейся головой и несвязной речью. Я отправила ее в Таиланд к морю по своему паспорту, таскала к ней местных докторов, но все бесполезно, - Вероника остановилась и посмотрела на меня. - Теперь тебе все понятно? За каждый поступок надо платить, Женя, даже за самый маленький и ничего вроде бы не значащий.

- Не я посадил ее на героин, - пробурчал я. История Веры оставила тяжелое впечатление.
- А мне плевать! - Закричала Вероника. - Это после тебя она стала такой. И тебе за это придется заплатить.

В этот момент Вера очнулась, навела на меня свой взгляд и ее лицо посветлело.

- Женя! Женечка! - Она скривилась и заплакала. - Прости меня, Женечка, я не думала, что так получится, я не хотела, - и снова зависла, только слезы продолжали течь по остекленевшему лицу.

Вероника встала, отряхнула брюки и вытерла рукавом лицо.

- Поехали. Помоги мне довести ее до машины.

Мы, поддерживая Веру с двух сторон, провели ее от квартиры до черного бмв и посадили в него.

- Ты ее придерживай, она обычно спокойная, но сейчас рядом ты. Не хотелось бы попасть в аварию, так и не доехав до Анны с детьми, - Вероника перехватила в зеркало мой пылающий гневом взгляд. - А что, мы уже познакомились. Она хорошая девушка. Не стань мамочкой, могла бы сделать приличную карьеру. Даже тут ты напортачил. Телефон? Дай мне твой телефон, - Вероника взяла мой смарт и выбросила на улицу. - Он вряд ли тебе еще понадобится.

Мы отъехали. Я легонько придерживал Веру, но она была словно кукла. Вероника вела автомобиль быстро и уверенно. Чтобы как-то убрать возникшую тишину, она включила радио. Мощный бит вырывался из динамиков, мешая сосредоточиться, но девушке это нисколько не мешало.

Я осторожно бросал взгляды по сторонам, но лишь раз поймал сворачивающую в проулок машину Игоря. Оставалось надеяться, что меня не потеряют. Мы выехали из города и понеслись по трассе в сторону дачных поселков. Через какое-то время Вероника свернула на грунтовую дорогу и еще минут десять мы ехали в сопровождении исключительно деревьев по обе стороны.

В конце концов автомобиль оказался перед небольшим двухэтажным домом, возле которого стояли три автомобиля: джип чероки, мерседес какой-то старой модели и микроавтобус. Возле дома прохаживалось трое типов в спортивной одежде.

- Турбаза, - объявила Вероника. - Сняла ее целиком на пару дней. Тут рядом отличное озеро. Но, пожалуй, сегодня будет не до него. Выходим.

Вероника кивнула парням, те кивнули в ответ. Мне показалось, что под спортивными куртками у них пистолеты. Я помог вывести Веру, и мы поднялись наверх. В комнате, куда мы вошли, на диване сидели дети с Аней. Возле окна стоял азиат Джим. Вероника довела сестру до кресла и усадила ее, после чего вытерла Вере край губ от слюны и накинула на ноги плед.

- Вот и все, Женя. Теперь когда ты знаешь причину, попробуем поторговаться. Я сначала хотела обменять здоровье своей сестры на все, что у тебя есть. Но это слишком, я и так уже много взяла. Выбери кого-то одного кроме себя. Джим покончит с ним, и мы разбежимся. Я навсегда исчезну из твоей жизни.

Я бросил взгляд на детей и Аню. Катя напряглась, желая броситься ко мне, но Аня ее придержала. В глазах любимой я читал готовность пожертвовать собой, но я не верил Веронике. А даже если она и собиралась сдержать слово, то я не был готов жертвовать хоть кем-то: девочкой, ставшей мне практически дочкой, сыном или женщиной, которую любил.

- Что молчишь? Я жду. Выбирай. У тебя есть всего пара минут. Если не выберешь, то я сделаю выбор за тебя. Джиму все равно кого убивать, я плачу его семье достаточно денег, чтобы он был послушен как собака, - Вероника подошла к детям и Ане. - Эники-беники, ели вареники... Как там дальше? Ладно. Пусть это будет девочка!
- Нет! - Вскрикнул я.
- Нет? Значит, перебором от противного. Тогда мальчик? Такой милый и так похож на тебя, - Вероника присела перед Женькой. - Ты в курсе, что твой папка такой нерешительный?
- Папка? - Озадаченно вымолвил ребенок и перевел взгляд на мать, которая пожала плечами. Не лучший момент и не тот человек, чтобы узнать правду.
- Ох, какая мелодрама, мама забыла сказать сыну об отце, - Вероника посмотрела на меня. - Так что, мальчик? Зачем тебе сын, который не знает, что ты отец?
- Вероника... Не надо... - прошептал я.
- Раньше надо было думать. Я решила, это будет мальчик. Одного ты уже прошлепал на корабле, теперь будет еще одна невинная жертва. Знаешь, как звали того малыша? Ли Кань Ши. Хороший. Умненький. Будущая надежда и опора своей матери. И вот на его пути встаешь ты, сомневаешься в моей уверенности и делаешь мальчика совершенно ненужной жертвой. А ведь мог бы еще жить и жить. У тебя не жизнь, а дорога, усеянная развалинами и трупами. Ты - совершенно бесполезный и опасный для окружающих человек.

В этот момент во дворе раздались выстрелы. Мне хотелось броситься к окну, чтобы убедиться в том, что это Владилен и Игорь начали свои действия. Но я удержался, тогда как Вероника в два прыжка оказалась там. Бросив взгляд во двор, потом на меня, она повернулась и быстро вышла из комнаты. Я оценил обстановку: азиат стоял возле окна и одним глазом наблюдал за ситуацией во дворе. Вера продолжала находиться в состоянии грогги, дети и Аня так и стояли перед диваном, не смея тронуться с места.

Я зарычал и бросился вперед. У меня не было ни единого шанса в прямой схватке с громилой, но я мог использовать импульс и силу удара с разгона. Я ударил Джима плечом в живот, и он полетел в окно. Хлипкая деревянная рама не выдержала его веса, и Джим вылетел наружу вместе с осколками стекла. В последний момент он протянул руку, чтобы схватить меня, но я увернулся, одновременно растопырив руки и схватившись ими за края окна. Боль пронзила ладони - в них впились осколки выбитого стекла.

Я отдернул руки, посмотрел на кровь, текущую из них, но некогда было заниматься собой. Я схватил в охапку Катю, толкнул Аню, которая сгребла Женьку, и мы понеслись вниз. Во дворе за домом стреляли, но мы выбежали перед ним, я быстро обежал машины - ключи были только в мерседесе. Я буквально забросил Катю на заднее сидение и заскочил на водительское место. Аня села с другой стороны сзади, когда я уже поддавал газу. На шум двигателя на крыльцо выскочила Вероника. Мы смотрели друг другу в глаза, пока я отъезжал на задней передаче. И только когда я развернулся, визжа колесами, она бросилась обратно в дом.

Я давил на газ, мерседес медленно но верно набирал ход. Автомобиль быстро проскочил грунтовку и выскочил на трассу. Какое-то время мерседес скользил на одном месте, потом зацепился за асфальт и понесся вперед.

Буквально через мгновение, стоило нам на сто метров удалиться, с грунтовки выскочило черное бмв. Вероника. Я придавил газ, насколько смог и перешел на последнюю передачу, но бмв нас нагоняло. Каждую минуту я терял по двадцать-тридцать метров, пока не пришлось играть в "займи всю трассу". Я вилял и не давал Веронике себя обогнать. Однажды ей удалось поровняться со мной, и я увидел на соседнем с ней сиденье азиата. Он улыбался.

Немного помогало оживленное встречное движение, не позволяющее выполнить обгон. Но когда мы выехали на четырехполоску, пришлось качать машину от обочины до разделительной полосы, чтобы не позволить нас обогнать. Я понятия не имел, чем все должно закончиться, пока у меня был только один план - уехать как можно дальше.

Впереди стало попадаться все больше машин, в том числе и на нашей стороне дороги. Теперь приходилось совершать сложные маневры, чтобы объехать их и в то же время оставить помехой для Вероники. Когда я бросил случайный взгляд на часы, то был удивлен - мы ехали только пятнадцать минут, тогда как я считал, что не менее получаса. Необходимо было что-то предпринять, обострить ситуацию.

Шанс вскоре представился. Впереди шли автовоз и бензовоз. Шли почти рядом, оставляя небольшой зазор между собой. Они шли почти с одной скоростью, достаточной, чтобы зазор не сокращался, но и не удлинялся существенно.

Я притормозил, и Вероника тут же оказалась рядом, азиат почти торжествовал. Я дал еще раз по тормозам, оказавшись за бмв, а потом нажал на газ. Бмв не мог ехать быстрее идущего впереди бензовоза и, чтобы избежать столкновения, Веронике надо было проскочить в зазор, что она и попыталась сделать. Я еще прибавил и ударил бмв в самый угол.

Машину с Вероникой и азиатом закрутило, она потеряла управление, повернулась боком, совершила кульбит и ударила бензовоз в бок. Веса бмв оказалось достаточно, чтобы бензовоз стал крениться и выехал со своей полосы. Встречная машина ударила бензовоз прямо в лоб. Бмв проскользило по борту бензовоза вперед, вскрывая цистерну, как нож консервную банку. Автовоз сзади справа ударил по тормозам, вылетая на обочину справа. Я тоже стал тормозить, но машина слушалась плохо, нас несло на падающий бензовоз.

Падая бензовоз, стал чиркать по трассе крыльями, как спичками по черкашу. Сноп искр был в метр высотой. Пламя взметнулось вверх, и волна жара ударила в мерседес, останавливая его движение и помогая тормозам. Бензовоз окончательно упал, бмв проехал буквально несколько метров после него и остановился, покачиваясь на крыше. Мерседес еще несколько секунд несло по инерции, но, наконец, он остановился.

Я отстегнул ремень и выскочил наружу. Аня и дети уже выбирались, мы бросились вон от пламени, поднимающегося на высоту более десяти метров. Жар был такой, что я почувствовал, как скручиваются волосы, хотя мы и стояли довольно далеко от эпицентра. Только сейчас я обратил внимание, что за нами тянется след из пролившегося масла - удар дорого обошелся мерседесу.

Лужа горящего бензина продолжала растекаться по трассе и подбираться к перевернувшемуся бмв. Еще немного, и он должен был скрыться в огне. Кажется все, выдохнул я и повернулся назад - прямо на нас несся на огромной скорости джип чероки.

За рулем сидела Вера. Ее глаза на этот раз светились огнем не разума, но безумия. Она вцепилась побелевшими пальцами в руль и изо всех сил давила на газ. Ей оставалось буквально несколько десятков метров, чтобы снести всех нас в огонь. В этот момент время для меня словно остановилось.

Аня стояла справа от меня, дети - слева. Я мог успеть толкнуть только в одну сторону. Я выбирал слишком долго, чтобы почувствовать, что лечу влево, обдирая об асфальт локти и спину, зато сметая дальше в сторону детей: Аня приняла решение за меня, вложив всю силу в толчок. Но это забрало у нее драгоценные секунды - джип въехал прямо в нее.

Аня сначала сложилась от удара пополам, а потом взлетела в воздух. Вера начала тормозить, но сырая после дождя трасса и разлитое масло помешали этому - джип на полной скорости влетел в брошенный мерседес и словно бильярдный шар отскочил в самый центр горящего бензовоза. От удара горящий бензин буквально обнял джип и скрыл его в огне.

Я бросился к Ане. Она лежала на трассе, ее волосы крутило от жара, на губах выступила кровавая пена. Она пыталась что-то сказать, но вместо слов только шла кровь. Тогда она протянула руку и нежно погладила меня по щеке. Вдруг ее тело выгнулось и затихло, рука безвольно упала.

Я прижал ее голову к груди и завыл. Хотелось плакать, но слезы не текли, просто набухли в глазах словно линзы. Я смотрел вокруг, видя все и не воспринимая ничего. Катя, прижимающая голову Женьки к груди и что-то шепчущая ему в затылок. Автомобиль Игоря, из которого выскочил Владилен в разорванном костюме и кровавым пятном в районе бедра. Скорая, вызванная кем-то из свидетелей аварии. Я видел все, но это было где-то там, в другом мире. В моем мире я продолжал раскачиваться и выть с головой Ани на руках.

Владилен подбежал, посмотрел на меня, махнул рукой и бросился дальше по трассе, туда, где горел бмв. Санитары скорой пытались вырвать у меня Аню, но я не давал. Появился Игорь. Он скрутил мне руки и оттащил от Ани. Я сопротивлялся. Я хотел быть с ней. И я продолжал выть. Я не верил, что она могла оставить меня. Только не сейчас, не сегодня.

- Женя! - Вдруг прокричал над ухом Владилен. Когда он успел вернуться? - Женя! Где была Вероника? Ее нет в бмв. Там только один труп. Ты слышишь меня. Только один и он мужской. Где Вероника, Женя! Женя! Ты слышишь меня?!!

14 комментариев:

  1. автор зачем аню убил, печаль

    ОтветитьУдалить
  2. NOOOOOOOOOOOOO, почему Аню?!?!? за что?!?!?!?(((((((((((((

    ОтветитьУдалить
  3. Да, пичалька. И Вероника скололась из-за него и Анна погибла. Какой-то персонаж адский вырисовывается(

    ОтветитьУдалить
  4. Дима блин, какого хрена.

    ОтветитьУдалить
  5. Никогда не понимал, зачем кого-то толкать, а самому оставаться, когда можно как в регби унести людей в сторону вместе с собой.
    Ну ладно дети — медленная реакция — их надо может. Но Аня могла тем временем сама в сторону отбежать.

    ОтветитьУдалить
  6. Когда на вас несется нечто, первая мысль - спасти других (или только себя). То, о чем вы говорите, суть - профессиональные навыки спасения в чрезвычайных ситуациях, несвойственные обычным людям.

    ОтветитьУдалить
  7. Верните Аню, она должна жить.

    ОтветитьУдалить
  8. Аааааа.... печально :(

    ОтветитьУдалить
  9. Автор, ты негодяй и убийца( Верни Аню.

    ОтветитьУдалить
  10. Анонимный18 мая 2013 г., 12:12

    Как и в прошлой книге, так и в этой, сразу чувствуется, что автор сам не ездит за рулем. Стоило бы проконсультироваться у бывалого. В остальном все отлично. Получше многих писак с именем.

    ОтветитьУдалить
  11. Отличный рассказ.
    Прочитал обе части, понравилось абсолютно все, начиная от сборника баек, заканчивая сильным развитием сюжета и ярки описанием героев в 2 части. Особенно радует легкий стиль автора, но при этом видно, что много времени было потрачено на данный проект.

    P.s: конечно жалко главную героиню, можно было сделать happy end, так как в первой части он не получился, но видимо, автору нравится трагически заканчивать книги, при этом, оставляя читателя в "подвешенном" состоянии.

    В любом случае, это его стиль и спасибо за небольшой отдых от нашей зависимости сети, хотя по иронии судьбы, отдыхая от сети, мы читаем книгу про сеть, но вторая часть, как небольшая повесть сделана на достаточно хорошем уровне. Возможно тоже, немножко аналогичный проект сделаем.

    Благодарим за книги ;)

    ОтветитьУдалить
  12. Предлагаю Аню воскресить в третьей части! Пусть лучше будет в коме, но живой. Хотя это уже будет больше напоминать мыльную оперу...

    ОтветитьУдалить
  13. Анонимный21 июля 2014 г., 17:08

    Что за херня? Такой захватыающий сюжет и какая то херня вконце

    ОтветитьУдалить