Реклама

понедельник, 22 апреля 2013 г.

Глава 2-13. Кульбиты судьбы

Били меня с чувством, размеренно и не спеша. В основном тот бандит, что был поглупее. Бандит поумнее или сидел за столом, или возле окна, словно кого-то или чего-то ждал. Я почти ничего уже не чувствовал, воспринимая новые удары только шумными выдохами уставшей грудной клетки. Поскольку меня не отвязывали больше шести часов - бандит поумнее регулярно справлялся о времени, посматривая на экран дешевого телефона, то я успел обмочиться прямо на стуле и сильно хотел пить.

- Мы бы не могли сделать перерыв? - Спросил я. - Дайте отдых вашим кулакам. Вы же не хотите чтобы я помер на этом стуле? Дайте попить.
- Стёп! Смотри, он заговорил! - Заулыбался громила, поглаживая ладонью костяшки пальцев на другой руке.
- Дело говорит, нам ни к чему, чтобы он здесь откинулся. Дай ему воды.
- Так нет воды, - развел руками громила.
- Из-под крана налей.
- Так не во что!
- Посмотри в ящике под раковиной, я, кажется, видел там тарелку.

Громила вышел из комнаты. На кухне зашумела вода. Я посмотрел на второго бандита. Он курил очередную сигарету с мерзким дешевым запахом и смотрел через приоткрытую занавеску на двор.

- И кто меня заказал? - Поинтересовался я.
- Много будешь знать, не доживешь до старости, - не поворачиваясь ко мне, ответил бандит.

Вошел громила, осторожно неся перед собой тарелку, до краев залитую водой. Бандит поумнее посмотрел на него и едва слышно выругался.

- Куда столько налил, идиот? Он же не кошка, хлебать из центра. Сейчас все зальешь тут. Дай, я! - Степан встал, забрал у громилы тарелку и выплеснул половину воды в угол. Потом подошел ко мне и, приставив край тарелки к моему рту, стал ее наклонять, вливая воду. Я судорожно глотал, стараясь не упустить ни капли. Вода была жуткой: отдавала тухлостью и хлоркой, во рту сразу образовался неприятный привкус, но все же глотка перестала быть сухой, а чувство жажды уменьшилось.

Когда я закончил пить, Степан достал свой телефон, буркнул "шесть часов уже". Было светло, но я сделал вывод, что он про шесть часов вечера, а не про длительность нашего свидания. Бандит вышел в прихожую, приложив трубку к уху. Спустя минуту я услышал его тихий голос.

- Нет. Он молчит. Можно, конечно, продолжить, но тогда придется применить что-то побольше, чем просто кулаки, и тогда я не отвечаю за его здоровье. Или он ничего не скажет, крепкий попался пацанчик... Ладно... Да, я понял... Хорошо... Ждем.

Бандит вернулся в комнату и сел на облюбованный ранее стул. Громила посмотрел на партнера вопросительно.

- Дальше бить, Стёп?
- Расслабься. Заказчик сказал ждать. Иди, приляг на диванчик, чай, устал грушу колотить.

Громила с обидой посмотрел на насмешку на лице у партнера и направился к дивану. Едва он на нем вытянулся, как почти сразу захрапел. Теперь, когда меня прекратили бить, я мог подумать, кому я настолько помешал, чтобы выбить из меня логины и пароли. Их, кстати, осталось не так уж и много. Большую часть сайтов я продал. Аккаунты в партнерках представляли интерес только с точки зрения большого количества рефералов - партнерки платила мне часть комиссии от заработка вебмастеров, которые регистрировались по моей ссылке. На заработке самих вебмастеров это не сказывалось, а мне было приятно получать эти деньги, пусть и сущие копейки по сравнению с другими заработками.

Конечно, оставался мой новый сервис по отзывам. Были и доступы к десятку бирж фрилансеров, где я нанимал новых сотрудников для работы по политпрограмме. Конечно, был административный аккаунт в биллинге, хоть и без особых прав, но достаточный, чтобы собрать информацию о клиентах биллинга. И все равно, хоть убейте, я не понимал, кому это нужно.

Если это был Владислав, то единственную ценность для него представляла база клиентов биллинга. И возможно, мои наработки по пиару внутри сети. Но я был уверен, что базу он давно увел сам, а от моих методик продвижения его воротит.

Вероника? Я довольно давно ничего о ней не слышал. Да и если бы она хотела узнать логины и пароли, то просто украла бы их. Одела бы очередной парик, устроилась на работу в биллинг, закачала небольшую программку в сеть и вуаля, все пароли у нее. По крайней мере, это куда проще, чем выманивать меня из Москвы и платить двум громилам, чтобы те выбили из меня дух.

Кто тогда? Какие-то другие вебмастера, знающие меня по конференциям и думающие, что я купаюсь в золоте? Несколько похожих историй проскакивало на форумах, но везде было какое-то личное общение, прежде чем начиналась работа кулаками.

Я был в растерянности. В конце концов, не ребята же из Бизнес-Юности решили мне отомстить за отказ работать с ними!

Смеркалось. Громила проснулся и по просьбе Степана сходил в магазин за продуктами. Когда он вернулся, то меня покормили картофельным пюре Мибиха на кипяченой воде из-под крана - Степан нашел в ванной кастрюлю, в которой разогрели воду. Затем лег спать уже Степан. Громила занял место у окна, но ему было скучно, и, когда луна вошла в зенит, он заклевал носом.

Я продолжал перебирать последние события. Я сел в поезд и спустя почти сутки прибыл в Киев, а оттуда пересел до Днепропетровска. Встретил меня водитель такси, который довез меня до якобы снятой для меня квартиры, о чем красноречиво сообщала эсмска от организаторов. Когда я позвонил в дверь, то она открылась и большая рука громилы втянула меня внутрь. Дверь хлопнула вновь, уже закрываясь, а телефон, который я держал в руках, читая адрес квартиры, полетел на пол. Дальше мне заломали руки, несколько раз врезали по почкам и поддых, что я практически перестал соображать, что происходит. Очнулся я уже на стуле, старательно привязанный. Передо мной сидел бандит по имени Степан с листком бумаги и задавал вопросы.

Какая-то нелепица. Единственная ценность, которой я обладал, было пять процентов в биллинге, но их было не изъять в однушке посреди Днепропетровска - сложная процедура передачи доли практически исключала ее рейдерский захват. Конечно, была еще какая-то наличность - около ста тысяч долларов, размазанная по многочисленным электронным счетам и счетам в банках. И на акаунтах бирж скопилось примерно пятьдесят-семьдесят тысяч долларов, предназначенных для оплаты труда фрилансеров и вебмастеров. Теоретически можно было напрячься и снять все эти деньги. На первый взгляд сумма могла показаться большой, но чтобы столько труда для ее получения! Да и просто сам по себе вывод этих денег мог занять долгие недели, даже передай я пароли.

Нет, что-то тут не клеилось.

Громила, заснув, начал крениться со стула. Несколько раз он вздрагивал и выпрямлялся, но, наконец, не справился со сном и грохнулся на пол. От раздавшегося шума вскочил с дивана Степан, включил свет и расхохотался. Бандиты вновь ротировались - громила отправился на диван, а Степан - на стул у окна.

Утром, с первыми лучами солнца бандиты позавтракали кефиром с хлебом. Мне же досталась вода и снова пюре на воде. Громила отправился на улицу, купить сигарет для старшего. Пока его не было, Степан повернулся ко мне и сказал.

- Ты на нас зла не держи. Для нас это работа. Здесь, в самостийной, хорошей работы не так уж и много, так что приходится всяким дерьмом заниматься.

Я сделал вид, что поверил. Но куда больше меня беспокоило, что практически не чувствую своих рук и ног. Злобная молочная кислота делала свое дело, скапливаясь в зажатых мышцах и отравляя их.

Раздался звонок телефона. Степан снял трубку и выслушал рекомендации неизвестного заказчика, односложно отвечая согласием. В этот момент в квартиру вошел громила и замер, смотря, как Степан разговаривает. Когда бандит положил трубку, то кивнул громиле, и они вышли в прихожую, но голосов я не слышал - вероятно, они прошли дальше в ванную, чтобы оставить свой разговор в секрете.

Спустя пару минут они вернулись вместе с сильным ударом по затылку чем-то тяжелым. Я подумал: "вот и все" и отключился.

Я очнулся от холода. Когда я с трудом смог разлепить глаза, я обнаружил себя лежащим в неудобной позе на полу в чем мать родила. Жутко болела голова. Я дотронулся рукой до затылка и сразу же отдернул ее от боли: пальцы были в чем-то липком, на черепе красовалась огромная шишка. Я попробовал встать, но чувствительность до конца не восстановилась, и я смог всего лишь доползти до дивана. В полной темноте - за окном была ночь, я нащупал кнопку включения света, но ничего не случилось: или лампочка перегорела, или бандиты ее вывернули. Я тяжело вздохнул, потом напрягся и втянул тело на диван. Скрючившись в позе младенца, я постарался уснуть. Потом сел растирать ноги. И снова пробовал поспать. Но сон совершенно не шел.

К утру чувствительность ног восстановилась настолько, что по стеночке я смог добраться до кухни и попить прямо из-под крана. На этот раз вода показалась мне живительной влагой. Я облазил весь дом в поисках одежды, но не было ни ее, ни чемодана, ни каких-то других следов. В ящике дивана я обнаружил старый плед, побитый молью, и завернулся в него, чтобы согреться.

После обследования квартиры стало ясно, что бандиты вынесли не только мои вещи - они перебили все лампочки (зачем?) и заперли дверь, обломав ключ внутри. Выйти я мог только через окно или выбив дверь. Но третий этаж и отсутствие сил делали эти варианты практически нереальными. Кроме того, я был полностью обнажен, если не считать старого пледа. Пусть на улице стояло лето, все же я не мог куда-то отправиться, даже если бы и нашел способ выбраться наружу. Оставалось только вызвать помощь.

Я занял пост у окна и ждал подходящего персонажа, способного отозваться на мою просьбу о помощи. Ждать пришлось долго. Видимо, был выходной, а я совершенно не понимал, какой сейчас час, двор долгое время оставался пустынным. Только редкие мужчины выходили, чтобы завести машину. Современный мужик труслив. Он скорее постарается не заметить проблемы, чем попытается ее решить. Мужчина не подходил мне для просьбы о помощи.

Я уже почти отчаялся, когда увидел во дворе старушку с дворнягой, выносившую мусор. Раз держит приблудную собаку, значит, есть какая-то внутренняя жалость. Я высунулся в окно и позвал старушку. Она долго смотрела на меня, а потом вернулась в дом. Я решил, что ничего не получилось, но спустя полчаса в дверь постучали. Я добрался до двери и посмотрел в глазок: стояли старушка и взрослый мужик лет сорока.

- Я не могу открыть. Они заперли меня и сломали замок. Посмотрите на собачку замка - там обломок ключа.
- Да, мамо, не врет, там действительно кусок ключа, - отозвался мужик.
- Так ломай дверь!
- Это же Василя квартира!
- Василь давно тут не живет, сдает приезжим. А человека избили и ограбили. Переживет твой Василь пару сломанных петель! - голос старушки был хрустящим, словно во рту у нее катались шарики.

Топот больших ног - сын старушки спустился вниз. И вернулся уже с инструментом. Спустя еще полчаса, старушка и сын попали внутри квартиры, где я полулежал в прихожей, обмотанный пледом. Старушка заохала и заставила сына помочь мне спуститься в их квартиру. А самого сына отправила чинить дверь в квартире Василия.

Благодаря заботам старушки мои синяки и ссадины покрылись йодом, желудок наполнился борщом и чаем, а тело облачилось в слишком просторную для моей фигуры одежду великовозрастного сына. Я попросил телефон и получил старенький мобильник сына. Коля снял трубку не сразу.

- Кто это?
- Коля, это Женя. Я в Украине, в Днепропетровске. Меня ограбили. Мне нужны деньги и документы, чтобы я мог вернуться в Москву.
- Где ты? - В голосе откровенное удивление. - Какого черта ты там делаешь?
- Приехал на семинар.
- Семинарист хренов. Мне звонить на этот номер?
- Да. Пока да.

Коля отключился. И я тоже почти отключился. Пока я ждал ответного звонка, удалось немного поговорить со старушкой. Звали ее Алевтина Петровна, сын ее развелся, оставил квартиру жене и детям, а сам уже десять лет жил с матерью в ее двухкомнатной квартире. Старушка получала крохотную пенсию и торговала на рынке всякой мелочевкой в лавке одной челночницы. Сын работал слесарем на авторазборке, но платили ему не так много, чтобы он захотел снять свою квартиру. Впрочем, старушка догадывалась, что сынок лелеет другой план, подкатывая свои шары к разведенкам, в надежде переехать в их квартиру.

Коля перезвонил и уточнил адрес. Затем он потребовал подробного рассказа. Я изложил, как все сам помнил. Он поцокал языком, теряясь, как и я, в догадках, а потом примерно изложил план моей доставки в Москву. В течение дня он собирался отправить на данные Алевтины Петровны достаточную сумму денег. Достаточную, чтобы я мог купить себе одежду и оплатить взятку проводнику. Выправить документы быстро - никакой возможности не было, а оставить меня гостить на пару недель Коля не хотел. Он постоянно повторял, что батя не в духе, но подробностей он пока сам не знает. Так что мне предстояло проделать путь зайцем, скрываясь от возможных проверок там, где это сочтут возможным проводники. Или же просто оплатить на лапу украинским пограничникам. Пусть у нас и безвизовое пересечение границы, но это не мешает им регулярно проверять документы. Я только поддакивал. Сил не было никаких - я, размякший от еды и тепла, слишком сильно хотел спать.

Вечером, едва я немного выспался, появился неизвестный мне ранее Василь, хозяин квартиры, где меня избили и ограбили, в сопровождении сына старушки. Василь, только посмотрел на меня, как стал причитать и просить не подавать заявление в милицию. Смотреть на то, как морщится в попытке выдавить жалость лицо здорового пузатого мужика с длинными, почти бульбовскими усами было бы забавно, если бы мое тело не раскалывалось от болей в разных местах. Сон не принес облегчения. Наоборот, адреналин ушел и теперь все тело горело огнем и чесалось.

Я кратко выспросил Василя о том, кто заказал квартиру. Бронь пришла по телефону, а деньги -безымянным переводом. Но сделали ее за сутки до моего приезда. Ключ получил, по описанию Василя, тот самый Степан. Я попросил принести квиток от перевода. Пусть там и не было имени, но могли быть другие данные. Хоть какой-то мелкий прокол со стороны заказчика: мог бы попросить Степана оплатить наличными.

Только истратив весь запас обезболивающих, который оказался у старушки, я смог уснуть. Утром меня поднял звонок Николая, который справлялся о переводе. Мое здоровье его не заинтересовало. Я объяснил, что еще слишком рано и пообещал перезвонить. Впрочем, уже после завтрака Алевтина Петровна сходила в банк и получила перевод. Из полученных пяти тысяч долларов, я оставил старушке тысячу, а еще тысячу потратил на одежду и простенький телефон с украинской симкой. Потом съездил на вокзал и купил билет до Киева.

Когда я вернулся, меня ждал квиток перевода Василю. В городе отправления значилась Самара. Я встряхнул головой и несколько раз моргнул, но нет, город не сменился на Москву, как я ожидал.

Вечером мы в последний раз собрались за столом у старушки и после ужина опрокинули по стопочке горилки за мое скорейшее выздоровление и приезд домой.

И буквально через пару часов пассажирский поезд со старыми обшарпанными вагонами вез меня в столицу Украины. В пути я старался, но как назло, не мог вспомнить номеров, которые были мне нужны. Только вот Колин был постоянно в памяти. Еще федеральный номер биллинга, но звонить я туда не хотел. Помнил домашний номер матери, но тревожить ее не хотелось. И все. Хотелось позвонить домой, услышать голос Кати, но наудачу набранные номера были не теми, что нужно.

В Киеве я долго бродил вдоль поезда. Купить билет без паспорта я не мог, а как подойти к проводнице - не знал. В конце концов, одна из них обратилась ко мне сама.

- Милок! Да-да, ты! Передать чего-то хотел?
- Не совсем, - я подошел ближе, выбрал самый проникновенный и жалостливый взгляд на который был способен. - Мне нужно самому в Москву попасть. А у меня паспорт украли и избили, - синяки на лице подтверждали эту версию. - Товарищ перевел денег, но вот паспорт ждать слишком долго в посольстве. Не поможете перебраться?

Проводница задумалась. Уж не знаю, что она там высчитывала, однако, спустя пару минут спросила.

- Много перевел-то товарищ денег?
- А сколько нужно?
- Мне надо будет поделиться с напарницей и начальником поезда. И пограничникам кое-чего поставить, чтобы смотрели не так внимательно.
- Сколько?
- Десять тысяч, - мои глаза начали расширяться. - Гривен, разумеется, - закончила проводница.

Я прикинул, что это где-то тысяча двести, может, тысяча триста долларов. Вполне приемлемый вариант за билет без паспорта в одну сторону. Я кивнул головой, и проводница пропустила меня в вагон.

Дорога прошла без серьезных происшествий и большую ее часть я проспал, лишь один раз простояв в запертом туалете около сорока минут, пока по поезду проходили пограничники. Мне казалось, что они должны смотреть и в туалетах, но нет, только подергали ручку двери, а потом голос моего ангела в форме проводницы отвлек их и увел в неизвестном направлении.

На Киевском вокзале меня встретил Коля. Он придирчиво осмотрел меня и заявил.

- Как из бойцовского клуба.
- Угу, только я не нанес ни одного удара.
- Вот, держи, - Коля вручил мне телефон. - Тут симка с твоим номером. Сначала не хотели восстанавливать, но я наплел оператору, что ты при смерти после аварии, а только этот номер знает твоя мать. Даже пустил слезу.
- Спасибо.
- Даже не знаю, куда тебя везти сначала. У нас тут бедлам.
- Что-то случилось?
- Да много чего, ты новости читаешь?
- Не до этого было.
- Один журнашлюшка выкопал твой отчет по тратам. Точнее мой - я же циферки подгонял под бюджет. Теперь вся страна знает, сколько стоит тот или иной блоггер, а также сколько получали на руки твои бригадиры. Фамилии, правда, суки уже сами навставляли и напридумывали. Не было никаких фамилий в отчете, - Коля почесал затылок.
- Ни хрена себе, - возмутился я.
- Батя в ярости. Его с утра трясут в ФСБ и на комитете. Но где именно прошла утечка, не понять. Скорей всего, на уровне аппарата думы. Я ему так и сказал: ты пересылал мне, я - ему. Я пересылал из дома с личного запаролированного ноутбука. Сказал - ищите у себя.
- Беда, - посочувствовал я. Мы, наконец, дошли до парковки и сели в машину. Не в мерседес отца, а в Колин бмв. - А где мигалкомобиль?
- У отца. Ему нужнее сейчас, - буркнул Коля. - И в биллинге что-то происходит, но я не в курсе. Просто звонили, искали тебя. Так тебя куда? Домой?
- Нет, сначала в биллинг, - так будет проще, чем потом к ним заново ехать. - Хочу отпроситься на недельку, отлежаться.
- Это правильно, - заметил Николай и автомобиль, ведомый его руками, встроился в городской поток.

Офис встретил меня непривычной тишиной. Телефоны колл-центра молчали. Девушки обсуждали что-то свое, стоя кружком возле одного из столов. Маня смотрела на меня большими глазами, но удержалась от вопросов, когда я закинул в кабинет куртку и рюкзак. Не меньшую взволнованность от моего вида проявила и секретарь Сергея. И тоже сдержалась, просто кивнув на дверь босса. Я прошел внутрь.

Сергей внимательно оглядел меня.

- Под каток попал?
- Вроде того. Я бы хотел недельку взять отпуск за своей счет.
- Придется подождать, - оборвал меня Сергей. - У нас серьезные проблемы. Вчера ночью кто-то начал ддос-атаку на наши сервера. Мы уже пытались решить проблему на уровне дата-центра, но пока ничего не получается. В итоге ни одна оплата не может быть проведена. Уже десять часов как. С мелкими клиентами еще все терпимо. Но вот наш крупнейший заказчик начал звонить еще ночью, даже быстрее, чем мы сами увидели DDOS. Они не могут терпеть, пока мы что-то решим.

Я присвистнул. Еще немного, и мы лишимся крупнейшего заказчика. Авиакомпания не будет ждать, они просто перейдут туда, где им обеспечат бесперебойность платежей.

- Час назад мне позвонил их финансовый директор. Они настроены прекратить с нами отношения, если через пару часов платежи не пойдут. Час уже прошел, проблема не решена.
- И чем я могу помочь?
- Это еще не все. Мы полностью блокированы по связи. С утра на телефоны стали поступать тысячи одновременных звонков. Вообще на все телефоны, включая бухгалтерию. Стоит снять трубку - молчание. Кладешь, тут же снова звонок. До нас никто не может дозвониться. Даже часть мобильных таким образом заблокированы, включая мой личный номер.
- А как же финансовый директор до вас дозвонился?
- Пару часов назад через оператора связи мы отрубили звонки через айпи-телефонию.
- Т.е. у нас еще атака и на телефоны, - протянул я. - Мне стоит повторить "а я говорил"?
- Нет, не стоит. Но пока твое место здесь. Если что-то изменится, надо быть готовым, чтобы оперативно отреагировать. Я же попробую связаться с Владиславом и попробовать найти возможность прекратить конфликт.

Я попытался в уме прикинуть, сколько такая атака может стоить. Навскидку выходило, что не меньше десяти тысяч долларов в сутки. Но может и все пятьдесят, если вообще ни один из серверов не функционировал как надо.

- Может, в ответ атаковать его?
- А что это даст? - Резонно заметил Сергей. - Заказчики не исчезнут мгновенно. И нестабильность конкурента пройдет незамеченной. Я лучше съезжу и поговорю. Не может же он быть такой скотиной!
- Власть и деньги меняют людей, - моя голова разболелась с новой силой.
- Но не настолько же! Должны быть хоть минимальные представления о приличиях!
- Не стоит быть таким наивным, - отрезал я, морщась от боли. - Я буду у себя, если что.

Я почти выбежал из кабинета, чтобы найти таблетку спазмалгона. Маня протянула пачку, я выломал две штуки и запил их водой, предварительно разжевав. Потом прошел в кабинет и прилег на неудобный диванчик в углу: ноги ниже колен свисали через подлокотник.

Раздался звонок. Я снял трубку.

- Да?
- Что же вы, Евгений, игнорируете мои письма? - спросил незнакомый мне голос.
- В смысле?
- Я написал вам первое письмо три недели назад. Потом еще два письма. Потом вам пришлось общаться уже с моими помощниками в Днепропетровске. Я уже не представляю, как можно на вас повлиять, чтобы вы продали или передали то, что мне нужно.

У меня сердце подскочило к глотке от этих слов.

- Кто вы, черт побери?!
- Я простой покупатель доменов, а у вас есть нужный мне домен!

И вот тут в памяти словно щелкнуло. Кто-то предлагал щедро выкупить один из доменов, который я зарегистрировал еще в самом начале карьеры вебмастера. Удобный и красивый домен из пяти букв так и не был в итоге востребован, но я продолжал его продлевать, рассчитывая когда-нибудь запустить проект по этой тематике. Первое письмо я проигнорировал, на второе ответил отказом, на третье - нахамил. Но чтобы это вызвало такую реакцию!

- Вы не покупатель, вы гангстер!
- Не кричите, Евгений, - вкрадчиво заметил голос. - Не в моих правилах угрожать, но я бы на вашем месте рассмотрел возможность сделки.
- Что же вы не дожали меня там, в Украине?
- Мертвый вы не сможете передать домен. А ждать, пока он освободится, у меня времени нет. И кроме того, у меня теперь появилась другая возможность на вас влиять.

Внутри у меня похолодело. Я сбросил звонок и набрал телефон соседки. Пока шли гудки, я слушал стук собственного сердца.

- Да! - Отозвалась няня.
- Галина Васильевна, где там Катя? С Вами все в порядке?
- А что случилось?
- Ответьте мне!
- Все в порядке, Катя в школе, я попозже ее заберу. У нее еще два урока.

Я громко выдохнул.

- Перезвоните мне, когда заберете Катю. И отведите ее к себе, я потом заберу ее от вас.
- Хорошо, Евгений!

Я перенабрал номер киберсквоттера.

- Что вы еще хотели сказать?
- Мне нужен домен. Мы можем обсудить его цену?
- Домен не продается.
- Тогда подарите мне его. Или можем на что-то поменять, - голос стал совсем уж елейным.
- Не уверен, что вам есть что мне предложить.
- А вот я бы не был так уверен в этом, - звонок прервался. Но что хотела сказать эта скотина?

Снова зазвонил телефон.

- Что еще? - Раздраженно бросил я.
- Евгений? - Голос отца Николая ни с чем нельзя было спутать.
- Ой, я не вам, Николай Николаевич, - извинился я. - Что-то случилось?
- Да, Женя, случилось. Нам надо срочно встретиться. Это нетелефонный разговор, - я взвесил на внутренних весах Сергея и отца Николая.
- Хорошо. Где?
- А ты сам где?
- В офисе биллинга.
- Жди, Коля тебя заберет.

Через полчаса Коля набрал меня.

- Выходи.

Я выбежал из офиса и быстро спустился вниз. В салоне колиного бмв сидел его отец и сам Коля.

- Видишь, - приветствовал меня Николай Николаевич. - Как я воспитал сына: если бы не возникшая проблема, никогда бы не узнал, что у него дорогая машина. И где денег только на нее взял!
- Папа! - Возмущенно фыркнул Коля.
- Добрый день, Николай Николаевич, - сказал я.
- Да я вижу, тебя здорово отделали, Коля вкратце рассказал о твоей поездке.
- Ничего, заживет.
- Конечно, до свадьбы... - Отец Николая немного помолчал, собираясь с мыслями. - Женя, вот какое дело. Не знаю, как это всплыло, но теперь вся страна знает о твоей работе.

Ух как! Его политический заказ и наша работа вдруг стала только моей.

- И теперь нам надо ее сделать менее заметной, а местами даже просто свернуть, - продолжил Николай Николаевич. - Это становится небезопасным. Сегодня я был в ФСБ. Они по-отечески пожурили, показали мне выписки из твоих бирж. Если всему этому будет дан ход, то головы полетят стройными рядами.
- ФСБ теперь на другой стороне?
- Они на своей стороне. Но сейчас мои яйца крепко зажаты у них в кулаке. И они уже понемногу стали их выкручивать. Возможно, они начнут просить меня о мелких услугах подобного рода для себя. Так что мне проще будет, если выстроенная система развалится, а эффект от работы обломков будет настолько малым, что они отстанут сами собой.
- Хрен они отстанут, - подал голос Николай.
- Много ты знаешь! - Заявил Николай Николаевич. - Отстанут. Они не трогают только бесполезных людей. Если к тебе еще не приходили спецслужбы, то это только значит, что ты просто зря коптишь небо. А не то, что ты честный и бессеребренник.
- Я понял вас, Николай Николаевич. Я все сверну.
- Да. Сделай милость, - отец Николая кряхтя откинулся назад и вытер платком из нагрудного кармана лоб. - Возможно, мы вернемся к этой задаче позже. Но пока надо все заглушить. Шум и так большой, нужных целей мы добились. А что теперь все гадают, какие отзывы поддельные, а какие искренние - это пройдет, а отзывы останутся.
- Это все? - Уточнил я, чтобы понять, можно ли мне заняться другим делами, которых вдруг стало очень много.
- Да, Жень, - Николай Николаевич посмотрел на Колю. - Отвези меня обратно.

Я вышел из машины и некоторое время стоял, провожая ее взглядом. Как бы там ни было, закрытие политпроекта стало для меня небольшим облегчением. Снова зазвонил телефон. Я снял трубку.

- Евгений! - Голос няни.
- Да. Забрали?
- Нет. Мне сказали, что девочку забрала мама в середине дня. К вам приехала супруга?
- Нет, - холодок пробежал по спине. Надо было срочно что-то соврать. - Она не планировала так рано возвращаться. Но если так, то дальше я сам разберусь.

Я положил трубку, а внутри скопился такой комок ярости, что мне хотелось крикнуть так сильно, чтобы все здание позади меня треснуло и развалилось. Но что я мог против стены из монолитного бетона, которая надвигалась на меня со скоростью экспресса.

14 комментариев:

  1. как всегда. на самом интересном месте!!! Кстати, на гугл.плей книга лежит только под андроид 2.3.3, как насчет поддержки более ранних версий ведроидов?

    ОтветитьУдалить
  2. Дима, давай быстрее продолжение! Я волнуюсь!

    ОтветитьУдалить
  3. Жду не очень с нетерпением) Самое интересное) Вот киберсквоттеры пошли, неужели это реально, за домен такие проблемы устраивать..

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Помнится подобная история уже была, давно, во времена "царствования" WAP, если мне память не изменяет. Помню историю,как одного из владельцев популярного ресурса похитили с целью вытрясти домен. Но не помню конкретики, как и не помню WEB или WAP сайт был там...
      Дмитрий, что за история в реале лежит за этим?

      Удалить
  4. Во вступлении есть отсылки к реальному случаю в комментариях.

    ОтветитьУдалить
  5. Классное произведение, хотя некоторые ляпы слишком уж грубые:
    Сначала идет строка "Потом съездил на вокзал и купил билет до Киева." а чуть ниже он ходит вокруг поезда и не решается зайти в него без билета

    ОтветитьУдалить
  6. В вашем вопросе содержится и ответ. Купил билет от Днепропетровска до Киева - для него паспорт не нужен. Ходит и не может попасть на поезд из Киева до Москвы, где межгосударственное сообщение и для покупки билета нужен паспорт.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Точно! Спасибо!
      В России, правда, давно уже все билеты только по паспорту

      Удалить
    2. На электрички и поезда к ним приравненные паспорт ни в одной стране не нужен.

      Удалить
  7. Вааау классный поворот событий...! Прям руки чешуться узнать что это за человек которому так нужен домен !))))

    ОтветитьУдалить
  8. С первых же фраз повеяло, почти невидимой, дымкой разочарования - "ДЕЖАВЮ"!....
    Без обид. Но в рамках одного литературного цикла, причем в сиквеле, вставлять один из самых эмоциональных и запоминающихся эпизодов с избиением главного Героя...явный прокол. "Вытягивает" главу только проницательность Автора, вкупе с тонким чутьём психологического портрета потенциальной Спасительницы)
    Интересно, есть ли у автора советчики в развитии сюжетных линий? Так и хочется щёлкнуть пальцами и сказать: "Забудем!", чтобы развеять злые чары мыльно-сериальных стереотипов, опутавшие Автора))) А то у меня уже комплекс бабки Ванги развивается :D ;)

    ....перечитала св. коммент: "Да, ну, наф....!)))) Что за зануда писала?!" Всё ОК! Динамично!!! И темп Автора в день по главе - самое ОНО!!! Только пацана жаль, с таким раскладом и пост. нервными потрясениями он вряд ли протянет до 40.....

    Пойду пить чай с лимонником)

    ОтветитьУдалить
  9. Вермишель быстрого приготовления называется, если по русски "Мивина". Были времена - только её и жрал, а сейчас от одного названия блевать охота.

    ОтветитьУдалить
  10. Анонимный23 мая 2013 г., 20:46

    Как жителю Украины было забавно читать стереотипные фразы типа: "самостийна", "борщ и горилка" и наверное больше всего улыбнул Василь "с длинными, почти бульбовскими усами" (сала не хватало ещё к комплекту).
    Ну это не в обиду автору, произведение - супер) Читаю взахлёб)

    ОтветитьУдалить
  11. Анонимный22 июля 2013 г., 21:03

    Красавчег хороший поворот событий))

    ОтветитьУдалить